PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Сценарист сериала Чернобыль Мейзин о следующем проекте и украинской культуре

Сценарист сериала Чернобыль Крэйг Мейзин рассказал о деталях создания сериала, о реакции России, своем следующем проекте и украинской истории.

Крейг Мейзин

Сценарист и генеральный продюсер сериала Чернобыль Крэйг Мейзин выступил на ежегодной конференции Ялтинская европейская стратегия.

Факты ICTV собрали главные тезисы из речи Мейзина.

О том, как искал информацию о Чернобыле

Я много читал о Чернобыле. О накрытии конфайнментом енергоблока в 2013 году, например. Я знал, что Чернобыль взорвался, но не знал, как и почему. Очень мало людей это знали.

Я начал читать, и там было два факта – они проводили испытания на безопасность, и человек, который этим занимался, покончил жизнь самоубийством.

Я почувствовал, что открыл ту войну, которую никто раньше не показывал.

Очень трудно получать любую правду. У нее природа такая – она ​​нас избегает.

Просто когда мы говорим про нее – мы уже ее меняем. В случае Чернобыля – вы слышите разные версии людей. Многие факты или потеряны, или были скрыты.

Например, в СССР некачественно записывали имена и судьбы людей, которых отправляли в Чернобыль. Поэтому мы полагались на личные рассказы.

Мы пытались меньше драматического искать. Когда вы рассказываете такую ​​историю, как Чернобыль – не надо быть драматичным.

Через сбор десятков документальных источников вы получаете честную версию правды.

Конечно, мы должны были внести какие-то изменения. И мы говорили, что в сериале есть вымысел.

Кстати, Факты ICTV писали, согласны ли ликвидаторы со сценаристами. 

О том, что больше всего задело

Это история пожарного Василия Игнатенко. Ему было чуть больше 20 лет, это был один из тех парней, кого в ту ночь туда вызвали. Им вообще не сказали, что это связано с реактором. Сказали – загорелась крыша.

Когда они приехали, поняли, что это не просто пожар на крыше. Василий был одним из людей, которые понимали, что там происходит. И он гасил этот пожар. История его жены Людмилы очень трогательная.

Он умирает ужасной смертью. Это жестокая смерть – вам становится лучше перед тем, как становится хуже.

Советский Союз скрывал всю информацию. Люди не знали, что ядерный реактор – это опасно. И Игнатенко не знал, что с ним происходит.

Я никогда не хотел показать Советский Союз и людей хуже – я хотел показать их такими, какими они были. На самом деле они пытались делать все, чтобы улучшить ситуацию.

Например, история, которую не удалось вместить в сериал. Председателю партии в Минске сказали, что нет проблемы. 1 мая он позвонил в Москву и попросил не проводить парад. Что он услышал? Нет, нет, должен быть парад, чтобы не было признаков, что что-то не так. Но один человек не смог изменить историю. И он вышел и прошел с детьми под тем ветром.

Тот взрыв был таким большим, что его нельзя было скрыть от остального мира. И мир знал гораздо больше, чем рядовой советский гражданин.

О реакции России на сериал

Я часто думал – каково же было общее отношение к тому, что мы делали. Нам дали покой, ведь мы делали материал о государстве, которого уже не существует. Все наши герои – советские граждане. До того момента, пока наш сериал не стал популярен, не было реакции.

Читайте: Чернобыль от HBO: сюжет и отзывы критиков о премьере

В России сначала хорошо отреагировали. Видимо, один из министров посмотрел и сказал, что хороший фильм.

А потом начали писать статьи с текстом – а почему мы не рассказываем эту историю, почему не рассказываем истории, которые заставляют нас посмотреть критическим взглядом, почему только американцы могут. Тогда на нас состоялись атаки.

Определенным образом составляющая счастья – это готовность быть самокритичными и признавать различные ошибки.

В США сейчас происходит очень много такого, что нас огорчает. Но мы смотрим критично. Когда-то будет мини-сериал и о Трампе.

О следующем проекте

Я сделал программу о худшей ядерной катастрофе в мире. Теперь все ожидают историю о второй худшей истории – Фукусиме.

Не могу сказать точно, но следующей будет американская история с другого периода. Она будет похожа на Чернобыль, но о другом времени.

Об украинском искусстве

Когда я делал Чернобыль, надеялся, что люди в Украине увидят и оценят это. Мы упорно трудились, чтобы подать правдивые детали, и мы получили огромное удовольствие от реакции.

Правда в том, что эти истории должны делать не американцы, как я. Я думаю, было бы очень хорошо начать думать о вашем искусстве и культуре как способе выражать силу и значение. Оглядываться на прошлое чистым взглядом – это хорошо. Потому что украинская история ХХ века – драматическая, печальная и в то же время прекрасная.

Например, нет историй о Голодоморе. Поэтому нужно быть честными.Я вас призываю – поддерживайте своих кинематографистов. Тогда появятся люди, которые будут рассказывать правдивые истории, – подитожил Крэйг Мейзин.

Больше смотрите в видео: 

Фото: Getty Images

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка