PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Страшная неделя для Путина: The Economist об итогах саммита и встрече с Лукашенко

Первая встреча в нормандском формате за три года была окутана страхами. Частично это произошло из-за нового рвение президента Франции Эммануэля Макрона в строительстве мостов с Россией.

Такого мнения придерживается британское издание The Economist.

– Достигнет ли Путин своей цели запихнуть Донбасс обратно в состав Украины, не отдавая при этом украинскому правительству полный контроль над суверенитетом своей страны, чтобы он стал удобным инструментом дестабилизации всех ее регионов?

Будет ли французский президент давить на Киев ради собственного большого видения европейской архитектуры безопасности? И прогнется ли украинский президент под этим давлением? Все эти страхи заставили тысячи людей выйти на улицы в Киеве, призывая Зеленского не уступать позиции, – пишет издание.

Встреча не принесла больших результатов. И это стало определенным облегчением. Стороны договорились о новом обмене заключенными, о разведении войск еще в трех местах на линии разграничения и о новой встрече через четыре месяца.

Читайте: Нормандская встреча: удалось ли победить Украине

Но Зеленский также публично провел некоторые красные линии. Территориальная целостность Украины не будет принесена в жертву включая Крым, а также никаких местных выборов на Донбассе, пока Киев не будет контролировать всю оккупированную территорию и границу с Россией.

– Контраст между президентами Украины и России был поразительный. Путин приехал на встречу в бронированном монстре-лимузине в сопровождении охранников, некоторые из которых были в балаклавах. Зеленский же прибыл в микроавтобусе Renault.

На поздней пресс-конференции Зеленский казался молодым, нервным и искренним. Путин выглядел постаревшим автократом, мстительным, дерзким и скучающим. Задавшись целью нормализовать отношения с Европой и изолировать Украину, он не достиг ни первого, ни второго, – отмечает The Economist.

Читайте: Поехали? Как Зеленский выезжал на нормандский саммит в Париже

В тот же день министры иностранных дел ЕС согласились начать работу над европейской версией американского Акта Магнитского. Это законодательная инициатива, которая предусматривает введение санкций против России за нарушение прав человека.

– Неделя выдалась ужасной для Путина еще и потому, что он столкнулся с сопротивлением в Беларуси, дружественной славянской стране, которая уже входит в российский экономический союз.

Усиление этого союза могло бы позволить Путину провозгласить создание новой страны, которую он возглавил после окончания своего последнего определенного российской конституции президентского срока, – рассказывает издание.

Но переговоры, которые прошли 7 декабря в резиденции в Сочи, не добились ничего от белорусского лидера Александра Лукашенко.

– Мы никогда не собирались и не станем частью другой страны, даже братской России, – заявил Лукашенко.

Разговор длился пять часов, но не дал ничего, кроме договоренности встретиться снова через две недели.

Только Лукашенко вернулся домой, руководство белорусской армии объявило о желании принять участие в военных учениях НАТО под названием Защитник Европы, которые пройдут в следующем году. Вряд ли это дает повод Путину чувствовать себя по-рождественском празднично.

Ранее мы также делать подборку того, что пишут иностранные СМИ о саммите в Париже.

Источник: The Economist

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка