PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

В случае принятия законопроекта по оптимизации службы крови украинцы получат качественное и безопасное лечение — Анатолий Чугриев

Система службы крови в Украине не соответствует мировым стандартам — оборудование устаревшее, риск инфицирования высокий, и все это на фоне критического недофинансирования отрасли. Назрели изменения, и они содержатся в законопроекте №2429 под авторством председателя Комитета ВРУ по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования Михаила Радуцкого.

Сейчас документ, направленный на оптимизацию службы крови прошел первое чтение и ожидает принятия в целом. Над усовершенствованием проекта работает рабочая группа. Один из ее членов — президент Ассоциации службы крови Украины, главный врач Житомирского областного центра крови, член рабочей группы по доработке законопроекта Анатолий Чугриев.

Мы попросили господина Чугриева подробнее рассказать о проблемах украинской службы крови и указанный законопроект.

— Анатолий, то что нужно делать со службой крови, чтобы осовременить ее и сделать эффективной и безопасной для пациентов?

— Это вопрос комплексный, он требует не просто тщательно изучения, а рассмотрения конкретных предложений. Прежде всего, нам нужна более конкретная координация со стороны министерства. Реорганизация уже начата, и на уровне областей прошла централизация заготовки крови и изготовление ее компонентов.

То есть, они изготавливаются в одинаковых условиях, тестируются одинаковыми системами и имеют соответствующий уровень качества и безопасности. А вот мелкие отделы трансфизиологии в составе больниц практически начинают сокращаться. И это правильная мировая практика.

— Почему?

— Потому что для малых отделений при больницах это безумно дорого! Нужна система управления качеством, которая определяет стандарты технологических процессов, стандарты самых компонентов крови и безопасность донорской крови. Конечно, маленькое отделение трансфизиологии, которое имеет 10 доноров в неделю — будет очень дорого стоить больнице, в котором оно содержится.

И компоненты крови в таком случае будут «золотыми». По нашим данным, от 50 до 80% производства эритроцитов они списывают по истечению сроков хранения. У них некуда их девать — никто не покупает. Кроме того, такое отделение должно заключить соглашение с областным центром крови по тестированию донорской крови.

Так как в соответствии с нормативными документами министерства тестирование донорской крови должно происходить только в центрах крови. Соответственно, должно быть полномочное лицо по качеству, которое контролирует эти стандартные процедуры в этом отделении. Трата средств, да и все.

— Сегодня таких отделений более 300 по Украине. А централизация на уровне области предусматривает реорганизацию таких отделений в больничные банки крови, которые будут заниматься клиническим использованием компонентов крови, иметь связь с центрами крови, и соответственно соблюдать все требования, которые сегодня есть к транспортировке, хранению и переливания компонентов крови.

— Почему назрели законодательные изменения?

— Потому что отрасль финансируется наполовину. Каждый центр крови — даже областные, а городские еще меньше, финансируются примерно на 45-50% от потребностей. Оборудование, которое там стоит, имеет довольно высокий возраст — 10-20 лет. Но это опасно: центрифуга, в которой центрифугируется кровь, дает от 3 000 до 4500 оборотов.

Представьте себе, скан, где находится две дозы крови, вдруг вылетает. Он пробьет не только крышку этой центрифуги, но и человека убить может. Поэтому их нельзя уже использовать. Следующее.

Требует замены оборудование для лабораторных исследований. Надо тестировать донорскую кровь двумя методами, а мы тестируем одним. Первый метод — определение антигенов и антител к вирусам, второй — является обязательным в других странах, — это определение ДНК и РНК самых вирусов.

— На сегодня только в двух государственных центрах крови есть второй вид — генное тестирование. Устаревшие технологии несут опасность с точки зрения инфекционной угрозы. И уровень распространенности маркерами инфекций, передающихся через кровь, у доноров Украины в 10-20 раз выше, чем в странах Европы. Это опасность, правда?

Плюс сегодня практически ни в одном центре крови нет специализированного автотранспорта для заготовки крови на выездах в районы, города, области. Его тоже надо купить.

Я могу дальше перечислять кучу проблем, где надо модернизировать оборудование, провести соответствующие ремонты, замену систем отопления, электрификации и всего остального. Материальная база во многих центрах крови очень запущена. Если текущие расходы государство обеспечивает на 48-50%, то на капитальные просто нет средств.

— Где их взять? Могло бы стать выходом государственно-частное партнерство?

— Да, могло бы. Нужно привлекать средства частных лиц, предприятий, которые будут заинтересованы. Но любой бизнесмен заинтересован вернуть вложенные деньги — как минимум, а как максимум — получить оттуда прибыль. Поэтому нужно позволить на паритетных условиях хотя бы заготовку плазмы для фракционирования, из которой изготавливаются препараты крови — лекарственные средства, частным субъектам предпринимательской деятельности.

Приведу простой пример. Частный завод в Белой Церкви – Биофарма — кстати, единственный такой на территории бывшего СССР. Его мощность — от 360 тонн в год переработки плазмы. А Украина заготавливает всего 180 тонн плазмы, из них половину — на переливание. Уровень заготовки плазмы для фракционирования у нас где-то 1,2 литра на тысячу населения, а в Европе — в среднем 9 литров. И это создает проблемы, ведь мы не можем получить лекарственные средства из донорской плазмы, заготовленной в Украине. Это всегда подчеркивает Всемирная организация здравоохранения, и на этом настаивает ЕС.

Что лекарственные средства и компоненты крови, которые заготовлены в этой стране, создают систему самообеспечения страны собственными продуктами крови. Здесь уже и генетика, и безопасность по инфекциям. Потому что инфекции в разных странах могут быть разные. Могу привести успешные примеры государственно-частного партнерства — открытие Центров крови в Сумах и Черкассах. Там уже проводится реорганизация, закуплено современное оборудование, происходит качественное тестирование крови. В Сумы инвестировано около 5 млн грн, и в Черкассы — около 4 млн.

— Закон, о котором мы говорили, решает эти вопросы?

— Да, и на данном этапе принятие такого закона является необходимым. Цель рабочей группы, которая работает над законопроектом — внести законодательные изменения, которые смогут дать нашим людям безопасные, качественные компоненты крови. Кроме того, нужно, чтобы государство вернулось к проблемам донорства.

Я уже очень давно работаю в системе службе крови, участвую в различных рабочих группах, которые готовили и проекты законодательных актов, и нормативных актов правительства и программ развития службы крови. Но все они оставались только на бумаге.

Даже строительство завода для переработки крови поднимался еще в 1996 году. Теперь он есть (завод Биофарма в Белой Церкви, — Ред.) — дай Бог здоровья тому, кто смог это сделать.

На сегодняшний день нашим центрам крови областным ограничено и бюджетное финансирование — оно составляет до 60% от потребности. А нужно обеспечить достаточным количеством компонентов крови, плазмы для изготовления лекарственных средств — альбумина, факторов свертывания крови и иммуноглобулинов. В государстве этих средств нет. Даже события на Востоке, когда тысячи украинских солдат требовали переливания, не смогли способствовать увеличению финансирования службы крови.

— Говорят, что законопроектом будут уничтожены государственные учреждения, входящие в службы крови, центры крови будут уничтожены, закончится бесплатная медицина. Вы можете это прокомментировать?

— Речь идет не об уничтожении государственных центров. А о том, что нужно нашему населению дать безопасные качественные компоненты крови. Я уже говорил, что только в двух государственных центрах крови есть двухуровневое тестирование крови.

А в частных во всех есть. Это то исследование, которое делается во всем мире, чтобы обезопасить передачу вируса через кровь. Так что лучше — компоненты крови с государственной или частной? Конечно, двойной тест. Вот и ответ.

— Глава Ассоциации бескорыстного донорства крови ПоКроВа Лариса Вахненко на недавней пресс-конференции критиковала законопроект. Как вы думаете, почему?

— Я давно знаю госпожу Ларису. И иногда люди используют названия своих организаций словами, которые не соответствуют действительности. Можно говорить многое. Но каждый человек должен взвесить свои слова и отвечать за них. Вещи, которые могут быть сказаны, должны по крайней мере быть честными.

Это все, что я могу сказать. А комментировать каждое высказывание госпожи Вахненко очень непросто, мягко говоря. Да и это ниже моего достоинства – комментировать подобное.

Возвращаясь к законопроекту: члены рабочей группы сделают все возможное, чтобы этот документ способствовал существенному улучшению в системе службы крови. Чтобы каждый украинец, который нуждается в переливании или препаратах на основе крови, чувствовал себя защищенным.

Автор:Виталий Моторный

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка