PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТИ iPad / iPhone ФАКТИ Android
Роман Ніколаєнко
Автор: Роман Ніколаєнко

Если у вас нету дома…

Мариуполь – дом. Донецк – друзья, футбол, развлечения. Славяногорск – детский лагерь, природа, леса. Таковым всё осталось в прошлом. Картинкой в памяти, фотографиями в альбоме. Осознать это удалось в командировке. Снимали фильм про волонтеров, помогающих бойцам из зоны АТО…

 

Для меня «дома» – это в Мариуполе. Дома я не был уже почти 2 года. Ну, как не был – приезжал утренним поездом, решал дела (в основном – бумажно-документальную  волокиту), уезжал вечерним поездом, чтоб на утро быть в Киеве.

Донецкий регион – родной регион. Мариуполь – дом. Донецк – друзья, футбол, развлечения. Славяногорск (сейчас уже – Святогорск, городок в 30 км от Славянска) – детский лагерь, природа, леса.

Таковым всё осталось в прошлом. Картинкой в памяти, фотографиями в альбоме. 

Осознать это удалось в командировке. Снимали фильм про волонтеров, помогающих бойцам из зоны АТО.

Эмоций осталось очень много. Но не в них дело. Хочется рассказать о тех вещах, которых я не слышал ранее. О которых принято молчать (или замалчивать?).

Донецких и луганских военных здесь нет. Мы встретили на одном из блокпостов на границе Донецкой и Луганской областей парня, который в ходе беседы оговаривается, что он «местный». Его сослуживцы в шоке – как такое может быть. Даже в лицах изменились. Оказалось, что попал случайно. Вывозил семью в Киев, а на обратном пути встретил своего военкома. Попросился в бой. Устроили. А «рядовых» призывников, со слов бойцов, туда руководство не берет. Якобы опасаются, что будут сливать врагу информацию о расположении, технике и т.д.

Хотя иногда ребята сами не понимают, зачем они находятся в конкретном месте в конкретное время. Блок-пост. Останавливаемся. Проверка документов. Ребята узнают, что мы – волонтеры и «телевизионщики». Начинают рассказывать. Их позиция – у дороги, посреди поля. Раций нет. Батареек к фонарикам нет. У снайпера оптика с четырехкратным увеличением. О тепловизоре ребята могут только мечтать. А также о носках, сухой одежде, бронежилетах. Мечты – мечтами, а приказ – приказом. Сказали стоять – они и стоят… Волонтеры снимают с себя бронежилеты и отдают их бойцам. Ведь тем – нужнее. Но при одном условии – чтоб пластины проверили здесь и сейчас из боевого оружия. Четвертый класс простреливается навылет… Пятый – выдерживает.

Бойцы благодарят за те вещи, которые привезли волонтеры. И просят… Хлеб. Теплую одежду. Батарейки. Банальную полиэтиленовую пленку, чтоб спасаться хоть как-то от дождя. Желтый скотч, чтоб пометить себя, мол, «я – свой!». Иначе есть опасность попасть под атаку своих же. Не на камеру признаются – украинцы попадали под атаки украинцев не раз… В сторону отходит мужчина лет сорока, на глазах – слезы. Говорит, что никогда не думал, что армию доведут до такого состояния. Что солдаты вынуждены будут что-то у кого-то просить.

Что будет дальше? Никто не знает. Все живут одним желанием – дожить до завтра. И мечтают о МИРЕ.

Мы же снимаем, что можем, проживаем три дня в пути и готовим материал к эфиру. Сейчас у нас – монтаж. Из многих часов отснятого материала нужно оставить не более 90 минут. Результат сможете увидеть сегодня, в 20:20 в проекте “Первая Отечественная. Второй фронт”

P.S. А в голове один вопрос – за что разрушили мой дом?

Якщо побачили помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту і натисніть Ctrl+Enter.

Вгору Вгору
Вверх

    Знайшли помилку в тексті?

    Помилка