PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТИ iPad / iPhone ФАКТИ Android
Інна Лисак
Автор: Інна Лисак

Перемирие, которого нет

Имеено сейчас, когда во всех новостных выпусках СНБО убаюкало украинцев этой лживой фразой “Вперше українські військові не зазнали втрат”…

Во время интервью я смотрю на него снизу вверх. Он такой большой, красивый, мужественный, искренний, ну прямо рубаха-парень. И глаза, добрые такие глаза. Шутит все время, улыбается. Я к нему не иначе как на “Вы” обращаюсь. Он смеется и говорит:— Ну давай уже на “ты”, аж неудобно как-то!— А сколько Вам лет? – спрашиваю я.— 28, – говорит боец.— А мне 29, – отвечаю и мы начинаем хохотать.

Володя Коновалов. Позывной Чечен. Парень, который младше меня на целый год. Доброволец из Солонянского района. 39 отдельный мотопехотный батальон при МО Украины.

Именно сегодня, в так называемый “день тишины”, в день, когда громогласно было заявлено, что “впервые украинские военные не понесли потерь”, я очень хочу рассказать эту историю.

Мы познакомились на съемках в сентябре. Он только вышел из самого пекла – Иловайского котла. Выжил. Дома жена с мамой ждут. Так не хотели, говорит, его опускать. А он пошел. Ну, а кто ж если не он?! И после котла, не домой рвется, есть дела поважнее. Он должен был организовать вывоз одной девченки из Донецкой области в Днепропетровск. Она, рискуя жизнью, спрятала у себя дома (в оккупированном городе) двоих Володиных друзей. Один из них был тяжело ранен. Выжил только благодяря этой мужественной девочке. И Вова все организовал. Девочку вывезли. Вместе с семьей. Все получилось. 

Он доволен. Вдвойне доволен тем, что о этой героической девочке мы снимаем сюжет. Он считает, что все должны узнать, что там – не только сепаратисты. Есть и такие как эта девочка, которую он теперь называет сестренкой. И ради таких как она, после выхода из котла, после ротации, говорит, снова планирует возвращаться на фронт. Хоть мама с женой опять не пускают. Но Володя пошел. Снова. Ведь кто же, если не он?!

И вот сегодня, спустя три месяца после той нашей встречи, включаю я вечерние новости и слушаю спикера СНБО: “Режим тиші вже приніс перші позитивні результати. Вперше українські військові не зазнали втрат”. Вслушиваюсь. “ВПЕРШЕ УКРАЇНСЬКІ ВІЙСЬКОВІ НЕ ЗАЗНАЛИ ВТРАТ”. А как же Володя? Он что, не украинский военный?! Ну зачем же вот так.

Именно сегодня Вова погиб. Вместе со своим побратимом. Их расстреляли. Из засады. Враги. Как раз во время того, когда ребята развозили гуманитарку для местных жителей. Как раз – во время “перемирия”. В “день тишины”.

И имеено сейчас, когда во всех новостных выпусках СНБО убаюкало украинцев этой лживой фразой “ВПЕРШЕ УКРАЇНСЬКІ ВІЙСЬКОВІ НЕ ЗАЗНАЛИ ВТРАТ”, кто-то организовывает вывоз Володиного тела оттуда в Днепропетровск. 

Спи спокойно, страна. “Тишина” ведь. “Перемирие”.

Якщо побачили помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту і натисніть Ctrl+Enter.

Вгору Вгору
Вверх

    Знайшли помилку в тексті?

    Помилка