PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Как странам Персидского залива удалось достичь низкого уровня смертности от Covid-19

Почему одни страны успешно борются с вирусом, а другие остаются позади? И что общего у победителей и аутсайдеров? Опыт двух последних месяцев показал, что антикризисный менеджмент и быстрая реакция – это то, что объединяет эффективные правительства. Недооценка угроз и недальновидность — тянут на дно. Коронавирус поставил политиков всего мира на растяжку: как сохранить баланс между общественной безопасностью и экономикой?

Во всех странах Персидского залива, кроме Ирана, низкие показатели заражения и смертности. Например, в Катаре всего 14 летальных случаев на почти 24 тыс. выявленных инфицированных. В Саудовской Аравии 255 смертей на больше чем 41 тыс. зараженных. Немногие страны могут похвастаться таким соотношением, ещё меньше – сохраненной при этом экономикой.

Это не значит, что арабские страны победили вирус, но их реакция на пандемию, позволила им еще с позапрошлой недели постепенно ослаблять локдаун и выводить финансовую активность на докарантинные показатели.

Ахмед Альсади Абу Элиас

Ахмед Альсади Абу Элиас

Хирург-стоматолог Ахмед живет в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде. С 29 апреля, после полуторамесячного карантина, доктор вернулся на работу, и теперь снова получает зарплату и платит налоги в бюджет. Королевство закрылось на карантин с середины марта. До недавнего времени по всей Саудовской Аравии был круглосуточный комендантский час. Выходить из дома можно было только на 100 метров, в продуктовый магазин или аптеку. Штраф за нарушение карантина, похоже, был самым высоким в мире – $2 600.

— Подобные суммы отлично мотивируют не выходить из дома. Маски и перчатки нам выдают бесплатно. Больших скоплений людей вне торговых центров, которые закрыли с самого начала, у нас не было. Потому что в Королевстве нет общественного транспорта. Все ездят на собственных автомобилях или на такси, — говорит хирург-стоматолог из Эр-Рияда Ахмед Альсади Абу Элиас.

В Саудовской Аравии были закрыты все мечети. Как массовые скопления людей в религиозных местах могут повлиять на распространение болезни объяснять не нужно. Для исламского мира – это настоящая драма, ведь сейчас мусульмане отмечают священный месяц Рамадан. Один из 5 главных столпов их религии.

— Это без преувеличения трагедия! Основная святыня мусульман и главное место нашего паломничества мечеть Аль-Харам в городе Мекка закрыта. Мы не можем пойти и помолиться во время Рамадана, — отмечает Ахмед Альсади Абу Элиас.

Непопулярное ограничение помогло сократить активное распространение вируса и не вызвало негативной реакции общества. Учитывая консервативность и религиозность арабов – это, по меньшей мере, удивительно. Но опыт пандемии показал, что эти методы работают только в тех странах, где есть высокий уровень доверия к власти.

— У нас здесь всегда тихо и спокойно. И даже когда на юге были военные действия с Йеменом, было как-то спокойнее, нежели во время пандемии. Поэтому люди понимали, что ограничения  были введены для их же блага, — говорит Ахмед Альсади Абу Элиас.

Запрет принес свои плоды: распространение болезни удалось стабилизировать. И сейчас мечеть Аль-Харам постепенно выходит из карантина и туда пускают небольшими группами. А уже с июня в Саудовской Аравии возобновят внутреннее авиасообщение. Что также должно помочь пойти на поправку инфицированной экономике.

— Недавно заходил и проверял, на какую дату я могу приобрести билет, и уже на 3 июня были доступны перелеты, — рассказывает Ахмед Альсади Абу Элиас.

Аль Харам мечеть

Чем раньше страна берет под контроль распространение вируса и выходит из карантина, тем быстрее выздоравливает ее экономика. И здесь важна работа на опережение. Стратегию богатых стран Персидского залива специалисты называют агрессивной профилактикой. Это когда система здравоохранения не ждет, когда к ней придет пациент с симптомами пневмонии, а сама к нему идет. Объясняет ливанец по происхождению и эксперт по Ближневосточным вопросам Аурагх Рамдан.

— Например, в Катаре специальные медицинские комиссии самостоятельно ходили по районам и проводили обязательное тестирование, — говорит эксперт по вопросам Ближнего Востока Аурагх Рамдан.

Аурагх объясняет, что страны Персидского залива хоть и глубоко интегрированы в мировую экономику, но быстро сориентироваться в кризисных условиях национальные системы здравоохранения сами по себе не смогли. Поэтому они решили пойти другим путем. Эмиры и короли просто докупили все, чего им не хватало. И это касается не только медицинского оборудования и средств защиты, но и ведущих специалистов со всего мира.

— Страны Персидского залива имеют подушку безопасности. Финансовую и организационную. Они сразу отреагировали и пригласили ведущих специалистов. Их покупали. Давали им огромные гонорары и сразу организовывали системы тестирования. Сумма не имела значения. Поскольку это было вопросом национальной безопасности. Они отреагировали моментально, — отмечает Аурагх Рамдан.

Отдельно от своих соседей стоит Иран. Там 6 685 смертей и почти 110 тыс. выявленных инфицированных. Это в десятки раз больше, чем в других странах Персидского залива. Официальный Тегеран довольно долго отрицал существование вируса, но как показала мировая практика, быстрая реакция — это один из ключевых моментов в борьбе с Covid-19.

— В Иране общество всегда относится с подозрением ко всем рекомендациям, поступающим от духовенства и политического класса. Когда в мире говорили о том, что появился коронавирус, духовный лидер заявлял, что это происки Запада, это только биологическое оружие. Но общество на все это смотрело сквозь призму популизма и не реагировало. Это тоже сыграло негативную роль. Отчасти, это и стало причиной такого быстрого распространения Covid-19 в Иране, — рассказывает Аурагх Рамдан.

Аурагх Рамдан

Аурагх Рамдан

Поэтому не менее важными, чем медицинские и политические шаги, остаются отношения по линии власть — народ. Более того, сегодня успешная борьба с коронавирусом — ценный политический актив, который поможет победить на следующих выборах.

Читайте: Коронавирус в мире: карта и статистика распространения Коронавирус: медики опубликовали симптомы по дням ВОЗ обеспокоена ослаблением карантина и предостерегает от второй волны коронавируса

Ближневосточная модель богатых стран Персидского залива — это не единственный эффективный метод борьбы с пандемией. Например Южная Корея и Тайвань начали бороться с вирусом, когда были зафиксированы первые случаи заражения, локализовали отдельные районы, где были вспышки провели масштабное тестирование, активно отслеживали с помощью специальных приложений для смартфонов, транзакций по картам и камер наблюдения контакты людей. Также в Корее построили отдельные временные госпитали для легкобольных, чтобы не загружать центральные больницы.

Германии помогли строгая дисциплина, усиление собственного производства аппаратов искусственной вентиляции легких, мощная система медицинского страхования и высокий уровень медицины.

Для Скандинавских стран характерно самосознание граждан, которые беспрекословно выполняют указания правительства: не выходят из дома, соблюдают дистанцию, сохраняют невысокую плотность населения (естественную социальную дистанцию).

Максим Крапивной

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка