PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

О передаче разведданных через ОLX и оружие за 300 грн – интервью с партизаном Жемчуговым

Партизаны XXI века уже шестой год промышляют на Донбассе. Где берут оружие, сколько оно стоит, как общаются между собой и незаметно передают данные украинской армии – в эксклюзивном интервью Фактам ICTV рассказал Владимир Жемчугов.

Володимир Жемчугов

В это сложно поверить, но в XXI веке до сих пор существуют партизаны. Это самоорганизованные движения на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

Уже шестой год они ведут подпольную войну – подрывают важные для боевиков объекты, передают оперативную информацию украинской армии и защищают свои дома.

Один из таких людей – Владимир Жемчугов.

В 2014 году он был успешным бизнесменом и работал в Грузии, но события на Донбассе заставили его вернуться домой. Тогда на Луганщине мужчина создал сеть украинских партизан. Он провел более 30 операций по уничтожению военных объектов врага и личного состава оккупационных войск, но в 2015 году в результате подрыва на растяжке попал в плен боевиков, где провел больше года.

Вследствие масштабного обмена в 2016 году его вернули в Украину. Здесь Жемчугова удостоили звания Героя Украины. Но не за партизанское движение, а за то, что не сдался в плену.

Володимир Жемчугов

В эксклюзивном интервью журналисту Фактов ICTV Владимиру Михайлову он рассказал, как работают партизаны, где берут оружие, как общаются между собой и почему их до сих пор не признают на международном уровне.

Далее – прямая речь.

О разнице между партизанами и подпольщиками

В каждом городе есть и остаются партизанские ячейки, но мы четко разделяемся. Мы называем партизанами тех, кто не побоялся взять в руки оружие. Подпольщиками – тех, кто собирает разведданные о передвижении войск, российских солдатах, важную доказательную базу. Подпольщиков очень много.

А тех, кто воюет, в Луганской области не так много, но, к моему счастью, очень много в Донецкой области. Взорвали кого-то, убили кого-то, подорвали коммуникацию – там больше информации, чем в Луганской области.

Про то, где взять оружие

В 2014 году большая часть партизанских ячеек покупала оружие за мои деньги. Я привозил из Грузии деньги – в самолете можно провозить не декларируя  €10 тыс., и мы покупали оружие у казаков.

А когда в августе под Краснодоном разбили украинскую армию, и она отступила, тогда было много украинского трофейного оружия.

К примеру, если в мае 2014 года мы покупали российские автоматы по $200, то уже в августе украинский автомат Калашникова у цыган в Снежном можно было купить за 300-400 грн.

Володимир Жемчугов

Если невозможно партизанам передать детонаторы, передают деньги. Это легче. А там казаки и россияне продолжат торговать оружием. На военных базах у россиян плохая зарплата и они не против подзаработать “левака”.

Мы очень много покупали и у российских солдат и у казаков оружия и боеприпасов.

Про деньги

Я считал, что потратил $25-30 тыс., но я не жалею.

Это мой дом и мои близкие –  там была моя мама, сестры, люди, которые не могли себя защитить. А куда тратить эти деньги, если не защищать себя? Пришли ко мне домой, отнимают его у меня, убивают моих родных. Для чего тогда эти деньги, если не защищать себя в своем же доме?

Про связь

В 2015 году с целью безопасности была разработана конкретная система работы – мы общались только по мессенджеру.

Все было поставлено так, чтобы, если возьмут одного из нас, один не мог сдать другого и наоборот. Мы помогали друг другу  взрывчаткой, детонатором, оружием, деньгами с помощью закладок, общаясь только через мессенджеры.

Про помощь от украинских военных

Мы приезжали неоднократно в 2014 году в Дебальцево и Краматорск на военный аэродром, но там нас не воспринимали всерьез – у нас паспорта с местными прописками, у большинства фамилии русские, а со стороны луганской и донецкой власти тогда было много предательства.

Про передачу данных

Читайте: Сколько переселенцев собираются вернуться на Донбасс по окончанию войны - опрос

Все лето 2014 года подпольщики в открытой связи мобильным телефоном сообщали информацию. Только  в 2015 году перешли с разговора на мейлы, мессенджеры.

У каждой бригады были свои разведподразделения. Мы общались с ними, привозили и передавали им данные. Чтобы часто не ездить , брали специальные мейлы и туда сбрасывали информацию.

С помощью простых программ Windows, даже не военных, можно закодировать информацию – любой файл Word или Exсel.

Можно пользоваться разными сайтами. Например, заходить на сайт покупки бытовой техники или OLX и в комментариях или личной переписке передавать данные – это тоже очень сложно отследить.

Про почерк партизанов

Все, что взрывается целенаправленно – машины, коммуникации, склады, мосты, железная дорога –делается партизанами. Украинские разведывательно-диверсионные группы могут заходить вглубь территории максимум на 10 км. Нужно иметь постоянный запас воды, продуктов и не попасть в поле зрения местных жителей.

А там донецкие степи – очень мало “зеленки”, чтобы спрятаться. Поэтому украинская армия не может так далеко заходить.

Про проблему легализации партизан

Я был в Европе, выступал в ПАСЕ, в Бундестаге, в Вашингтоне, и везде мне говорили дипломаты – Не называй себя партизаном. В международном юридическом кодексе партизаны – это незаконные вооруженные формирования.

Они не понимают, как в ХХІ веке могут быть партизаны. Это должны быть подразделения МВД, СБУ, но не гражданские. Гражданским нельзя давать в руки оружие.

Поэтому юристы должны с этим поработать и придумать термины, которые могут быть приемлемы для мирового сообщества.

Больше смотрите в видеоинтервью:

Напомним, ранее Факты ICTV общались з Героем Украины, генерал-майором Игорем Гордийчуком. Он рассказал, как ждал подмоги на День независимости в 2014 году, как его награждали на параде 2016-го и о том, почему участие в параде – это честь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка