PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Менять нельзя оставить. Чего ожидать от изменений в медреформе

Недавно медицинскую реформу, которую начали, когда исполняющей обязанности главы Министерства здравоохранения была Уляна Супрун, раскритиковал президент Владимир Зеленский.

Вскоре министр здравоохранения Максим Степанов заявил, что реформу пересмотрят, чтобы исправить определенные “ошибки”.

Эти заявления вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Кто-то поддерживает власть в стремлении изменений, а кто-то считает, что это не приведет к улучшению реформы.

Факты ICTV рассказывают, что планируют изменить в медицинской реформе и какие последствия это будет иметь.

Что предлагают изменить

Все началось с того, что во время видеообращения 4 мая президент Владимир Зеленский заявил, что медицинскую реформу необходимо пересмотреть, ведь после анализа выяснилось, что в ней “есть как плюсы, так и минусы”.

По его словам, необходимо “исправить ошибки” и сохранить все положительные моменты реформы.

Особое внимание глава государства обратил на новый механизм финансирования, из-за которого могут уволить около 50 тыс. медиков и закрыть 332 больницы.

— Именно поэтому я призываю министра здравоохранения, председателя профильного комитета ВР и главного санитарного врача Украины безотлагательно предложить пути решения этих вопросов. Нам нужно не сворачивание реформы, а ее улучшение, — сказал Зеленский.

Ответ министра здравоохранения Максима Степанова не заставил долго ждать. 5 мая он заявил, что не собирается сворачивать второй этап медицинской реформы, который начался 1 апреля, а только исправлять “ошибки в планировании”.

Министр рассказал, что сейчас недостаточно финансирования в 984 больницах.

— То есть больше половины наших больниц в 2020 году получат финансирование меньше, чем в 2019 году. Если ничего не изменить, то миллионы украинцев будут лишены доступа к нормальному медицинскому обеспечению, начнется стремительное распространение таких болезней, как туберкулез, — говорит Степанов.

Сейчас запланировано внести следующие изменения в медицинскую реформу:

  • повысить заработную плату медицинским работникам (необходимо дополнительно 11 млрд грн);
  • всем учреждениям здравоохранения, которые оказывают специализированную и высокоспециализированную медицинскую помощь, предоставят финансирование не менее, чем в 2019 году;
  • с 1 июня по Государственной программе медицинских гарантий будут финансироваться дополнительные пакеты;
  • с 2021 года введут новые медицинские тарифы, которые будут основываться на качественных стандартах оказания медуслуг и заработных платах работников отрасли.
Читайте: Минздрав разработал механизмы реформирования медицины Новые зарплаты, тарифы и стандарты помощи: что и когда изменят в медреформе Какой будет медицина в Украине после пандемии коронавируса

Кроме того, с 11 мая министерство начнет работу по разработке новых государственных стандартов оказания медицинской помощи и проведения экспертизы соответствующей инфраструктуры.

Экс-советник исполняющей обязанности министра здравоохранения, консультант проекта Развитие медицинского образования Глеб Битюков в комментарии Фактам ICTV рассказал, что медицинскую реформу необходимо продолжать даже в условиях вспышки коронавируса.

— Наша система здравоохранения находится в таком состоянии, что она не может самостоятельно справиться с вызовами, которые появились из-за коронавирусной инфекции. То есть, у учреждений здравоохранения нет ни средств, ни возможностей (оборудования, персонала).

Если же мы решим не продлевать эту медреформу, но и в дальнейшем будем пользоваться системой Семашко, то будем латать дыры в процессе развития ситуации. То есть нужно будет выборочно докупать оборудование, где-то поднимать зарплату медицинских работников, — говорит Битюков.

Чего ожидать от измененной медреформы

Несмотря на заявления Степанова, что изменения в реформе не будут означать ее свертывание, эксперты говорят о том, что вышеуказанные решения являются обычным возвращением к старой системе, от которой долгое время пытались избавиться.

Экс-заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк считает, что это хоть и будет в определенной степени новая система, ее содержание будет старым.

— То есть забрать средства у более чем тысячи эффективных больниц, которые подготовились к реформе. Которые оказывают реальную помощь людям, и поэтому заработали больше денег после апреля.

Например, заберут у роддома №1 в Киеве, который благодаря переходу на тарифы НСЗУ начал предоставлять полностью бесплатные роды. И передадут, например, онкодиспансеру в Белой Церкви, который облучает живых людей аппаратом-ровесником Хрущева. Главное — чтобы не было закрытия больниц, — пишет на своей странице в Facebook Ковтонюк.

Можно сделать вывод, что перепрофилирования больниц уже не будет. То есть финансирование, как и раньше, будет предоставляться за койко-места.

В качестве примера Ковтонюк привел две туберкулезные больницы. Одна из них принимала много пациентов, и себестоимость каждого случая составила около 9,3 тыс. грн, а во вторую обращалось мало людей, поэтому и себестоимость случаев была больше — примерно 115 тыс. грн.

Однако обе больницы получали одинаковое количество денег, ведь имели одинаковое количество мест. После реформы первая больница стала получать деньги за предоставленные услуги. То есть предоставленные ей средства росли.

— Больница А сразу получает ощутимо больше. Они лечат многих пациентов, более качественно и с меньшей себестоимостью. Они поднимут зарплаты медикам и будут развивать больницу. Пациентов будут лечить качественно.

Больница В получает ощутимо меньше. Это наконец дает “волшебный пендель” местной власти, чтобы она провела реорганизацию туберкулезной службы. Через один-два года там тоже станет нормальная больница, — рассказывает Ковтонюк.

Да, планы по увеличению заработной платы врачам — это хорошая идея. Но финансирование учреждений, принимающих только нескольких пациентов в год, может оказаться большой проблемой.

Экс-советник и. о. министра здравоохранения считает, что увеличение зарплат врачам — это положительный шаг, ведь они не могут работать за те средства, которые им платят сегодня.

— До 1 апреля зарплаты в системе здравоохранения тарифицировались по единой тарифной сетке. То есть давно правительство определило, что есть тарифная сетка, в которой прописано, сколько каждый работник государственной сферы будет получать.

С 1 апреля учреждения здравоохранения переходят из бюджетного кодекса под хозяйственный кодекс, по которому они могут самостоятельно устанавливать размер заработной платы, — говорит Битюков.

Инвестиционный банкир Сергей Фурса поделился простой статистикой, которая позволит понять, какая проблема возникает, если изменить принцип “деньги ходят за пациентом”.

Он считает, если этот принцип сработал на первом этапе медицинской реформы, то не может быть такого, чтобы он не сработал на втором.

— В тубдиспансере мы тратим на одного пациента 115 тыс. грн. Причем, на одного врача в таких заведениях приходится 14 пациентов в год. А бюджет такого тубдиспансера 105 млн грн в год. В то же время Украина одна из первых в Европе по уровню смертности от туберкулеза, а сами тубдиспансеры при таком масштабном финансировании — аварийные здания, — пишет Фурса.

В то же время в эффективных медицинских учреждениях (даже по лечению туберкулеза) получают деньги за пациентов и могут предоставлять качественные услуги.

Инвестиционный банкир также считает, что в Украине вряд ли массово будут увольнять врачей, ведь их не хватает в стране.

По словам Битюкова, Кабмин должен проявлять определенную осторожность в желании перераспределить средства во время второго этапа медицинской реформы, ведь для того, чтобы закрыть дыру, которая якобы образовалась, берут деньги из осенних бюджетов.

Кроме того, не нужно искать проблему в недофинансировании в самой реформе, ведь некоторое учреждения здравоохранения успешно к ней подготовились (подробно рассчитывали тарифы, составляли пакеты медицинских услуг), за что и будут получать средства.

— Были и другие учреждения здравоохранения, которые этим не занимались. Они составили пакеты медицинских услуг на скорую руку, не вдаваясь в подробности. Теперь, когда они получили деньги, то поняли, что им не хватает…

Есть определенная причина, почему некоторые больницы недополучили средства. И нужно начинать с ее поиска. А просто взять и перебросить средства с осени на весну, поскольку какая-то больница сказала, что им теперь не хватает — это неправильный подход, — считает врач.

Мало кто озвучивает возможность позитивных изменений после “корректировки” реформы, но нужно помнить, что Министерству здравоохранения нужно будет уточнить и объяснить определенные пункты своих планов.

Кто против изменений

Экс-исполняющая обязанности министра здравоохранения Уляна Супрун быстро отреагировала на заявления о “корректировке медицинской реформы”. Она считает, что это ничто иное, как шаг в прошлое.

— Настоящая трансформация системы здравоохранения не может быть воплощена, когда власть стремится лишь нравиться. Нельзя трансформировать уровень медицинской помощи в больницах и поликлиниках, когда ты смотришь на медиков как на электорат, — написала Супрун.

Она также раскритиковала нескольких людей, которые, по ее мнению, создают проблемы для медицинской отрасли в Украине.

В свою очередь народный депутат от фракции Голос Александра Устинова сообщила, что Кабинет министров уже якобы подготовил постановление, которое вернет оплату больницам за пустые кровати.

— 60% медицинских учреждений уже перешли на новую (модель финансирования — Ред.), А теперь или у тех, кто честно работал и готовился к реформе, будут забирать деньги на кухарок, или дыра в бюджете станет еще больше, а в системе произойдет коллапс , — пишет Устинова.

Она также считает, что коллапс может произойти из-за того, что медики долгое время не будут получать заработную плату.

Экс-заместитель министра здравоохранения, народный депутат от фракции Голос Ольга Стефанишина заявила, что такой шаг власти является обычным свертыванием реформы, которая началась в 2017 году.

— Сейчас нам под соусом улучшения просто дают свертывание медицинской реформы, и я оцениваю это как очень негативный шаг нынешней власти. По сути, медицинская реформа началась у нас в 2017 году с первичной помощи. Доказала уже свою эффективность, и теперь, когда начался этот сложный второй этап, власть хочет его свернуть, — сказала она.

Нужно понимать, что реформу нельзя откладывать, ведь мы окажемся в той же ситуации, которая была до нее.

— Конечно, тарифы НСЗУ пока не большие и средств не будет достаточно. Мы находимся в начале реформы, но если мы ее не начнем, то мы ее будем откладывать постоянно и будем находиться в той же пропасти, когда не хватает всего: ни лекарств, ни оборудования, ни шприцев, ни перчаток, ни масок, — говорит Битюков.

Остается ждать, какие решения в дальнейшем будет принимать правительство об изменениях в медицинской реформе. Хотя Минздрав и президент декларируют желание продолжить реформу, сейчас трудно представить, как это сработает на практике.

Надеемся, что власть не решит откатить реформу и вернуть старую систему, которая неоднократно доказывала свою неэффективность.

Владислав Бомбела

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка