PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android
Автор: Светлана Чунихина

Результаты второго тура: Зеленский точно попал в самопонимание избирателей

Президентские выборы в Украине, судя по результатам Национального экзит-пола, завершились со счетом 72/26 в пользу Владимира Зеленского. Несмотря на то, что оба политика участвовали в одних и тех же выборах, за победой одного и поражением второго стоят разные психологические причины.

Почему выиграл Зеленский

  • Точно попал в эмоциональный запрос общества

Противники Владимира Зеленского нелестно отзываются о нем, как о голограмме или имитации, упирая на то, что своим политическим успехом он обязан сериалу Слуга народа.

Они правы в том, что созданный и живущий самостоятельной фольклорной жизнью образ Василия Голобородько существенно облегчил Зеленскому путь к победе на выборах.

Можно также согласиться с тем, что столь буквальный перенос экранного образа в реальную жизнь – это проявление гражданского инфантилизма, особенно если учесть, что текущая украинская реальность мало похожа на комедию. Страна находится в состоянии войны с врагом, перед которым пасуют даже более сильные союзники.

Но хотя Василий Голобородько – выдуманный персонаж, за ним стоят абсолютно реальные чувства и эмоции реальных людей.

Владимир Зеленский своим экранным воплощением удивительно точно попал в самоощущение и самопонимание большинства избирателей.

Люди фрустрированы отсутствием быстрого прогресса в реформах, медленными, если вообще ощутимыми, темпами роста благосостояния, общим ощущением тупика и несправедливости происходящего в стране.

Вне зависимости от того, насколько надежны объективные основания для эмоций, субъективно они ощущаются как достоверные. Эмоции и рациональные умозаключения – это равноправные факты психической реальности, и воевать вторым против первого часто оказывается бесперспективным занятием.

Василий Голобородько для украинцев стал тем, что Зигмунд Фрейд называл “принципом удовольствия” – через смех и драматизацию позволил прожить ситуацию исполнения желаний и выхода фрустрированной энергии.

Он воплотил на экране реальность, в которой плохие парни наказаны, а хорошие – вознаграждены. Простые люди живут ощущением собственной презумпции правоты. И Владимир Зеленский это ощущение поддержал так эффективно, как только возможно. Гораздо эффективнее, чем это пытались сделать Юлия Тимошенко или Олег Ляшко.

  • Использовал искренность как политическую технологию

Украинские президентские выборы отлично вписались в глобальный политический тренд антиэлититного протеста и популистского ренессанса. Граждане разных стран, в том числе вполне благополучных по украинским меркам, все чаще отдают предпочтение несистемным лидерам – то есть тем, кто приходит в политику не из политики, играют не по правилам и ломают систему. Под системой понимается, в том числе, политкорректность, конформизм и политическое лицемерие.

Сегодня мировой политикой движет запрос на новую искренность, которая понимается как способность действовать поверх любых условностей и ограничений.

Владимир Зеленский, опираясь на свой богатый опыт актерства и импровизации, сумел предъявить эту искренность максимально убедительно. В общении с действующим президентом он нашел именно те интонации, которые были нужны – без пиетета, но и не впадая в оскорбительную риторику.

Эти интонации были недоступны еще никому из предшествующих оппозиционных политиков. Столь же искусно Зеленский обходился с упреками по поводу некомпетентности или связей с олигархом Коломойским.

Открыто признавая и то, и другое, вместе с тем он создавал парадоксальное впечатление, что и то, и другое – под контролем и может быть устранено в любой момент.

Независимо от того, искренен ли Владимир Зеленский как человек, как публичная персона и политик, он точно умеет использовать искренность как технологию влияния.

  • Стал чистым экраном для любых проекций

Кампания Зеленского велась не столько им самим, сколько говорящими головами из его штаба – советниками, технологами и членами будущей команды.

Отчасти это была вынужденная стратегия, поскольку явная неопытность кандидата в публичных баталиях и весьма поверхностная осведомленность в вопросах экономики, безопасности, дипломатии и так далее могла сильно подточить его рейтинг.

Вместе с тем, это был и сознательный расчет на то, что главную задачу кампании Зеленский выполнил еще на старте: он вошел со своими избирателями в эмоциональный резонанс. А дальше избиратели уже сами додумают все необходимое.

Читайте: Самая главная роль в жизни - иностранные СМИ о победе Зеленского Выборы 2019: что будет с еще действующим президентом Секрет Зеленского и чего от него ожидать: Одарченко о результатах выборов

Не секрет, что Владимира Зеленского поддержали граждане с диаметрально противоположными политическими взглядами и идеологическими позициями. Тактика чистого листа позволила каждому из них видеть в кандидате именно то, что в нем хотелось бы видеть.

Вместе с тем, в разгромную победу Зеленского над действующим президентом Петром Порошенко вложились и другие психологические факторы.

Почему проиграл Порошенко

  • Был Петром Порошенко

Как и подавляющее большинство профессиональных политиков, Петр Порошенко строил кампанию на достижениях – реальных делах, которые он мог бы записать себе в актив или из которых мог бы сложить так называемое политическое наследие.

Томос, безвиз, армия, украинская культура и другие достижения позволили Порошенко считать (и позиционировать) себя эффективным политиком. В то время как общество предъявило к нему не столько политический, сколько моральный счет.

То есть спросило не за то, каким он был лидером, а за то, каким он является человеком. А как человек Петр Порошенко терпел одно поражение за другим: дал повод считать себя жадным, нечестным, нечистоплотным, высокомерным.

Безусловно, результат первого тура стал для президента горьким уроком, который он признал. Однако его реальные шаги между двумя турами только усиливали ощущение неискренности и так и не убедили украинцев в том, что президенту можно доверять.

  • Синдром отрицания войны

Несмотря на попытки Порошенко сфокусировать кампанию вокруг тем войны и безопасности и навязать эту повестку своим соперникам, общество развернулось в сторону совершенно других вопросов.

Запрос на социальную справедливость оказался сильнее запроса на национальную безопасность. Между надеждой и страхом люди выбрали надежду. И в этом выборе пока видится больше отрицания серьезности стоящих перед Украиной угроз, чем реальных оснований надеяться на лучшее.

Трехкратный разрыв в результатах двух кандидатов во втором туре в пользу надежды может служить косвенным свидетельством того, насколько сильным оказалось отрицание и насколько глубоко невротизировано и травмировано войной украинское общество.

  • Фундаментальная ошибка атрибуции

Наш выбор принадлежит нам только отчасти, и дело не только в активном использовании политиками манипуляционных технологий.

В нашей психике есть достаточно собственных встроенных функций искажения решений. Одну из них психологи называют фундаментальной ошибкой атрибуции или асимметрией действующего лица и наблюдателя.

Речь идет о предустановленной готовности любого человека смотреть на неудачи других людей, как на производную их личности, а на свои – как продукт ситуации.

Когда мы наблюдаем за действиями других (а в политике мы в основном наблюдатели), мы объясняем результат их недостатками. Когда мы действуем сами, мы все списываем на обстоятельства.

Этой ошибки практически невозможно избежать никому. В том числе новоизбранному президенту Зеленскому, который очень скоро из позиции насмешливого наблюдателя перейдет в позицию действующего лица. А счет за накопленные им моральные долги общество ему непременно предъявит.

Автор: Светлана Чунихина, политический психолог. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка