PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Советник Резниченко рассказал, как в Днепре создавали Центр помощи ветеранам АТО

Ветераны, волонтеры, бывшие бизнесмены, люди разных профессий – все они были вынуждены объединить усилия, чтобы противостоять российской военной агрессии и вывести Украину на путь реформ. В прифронтовой Днепропетровской области в 2015 году сложилась уникальная ситуация.

Руководителем областной администрации был назначен Валентин Резниченко, который ранее не был чиновником. В следующие четыре года его команда стала лучшей в стране по привлечению инвестиций, строительству и ремонту дорог, школ и больниц. А еще в Днепре создали первый в стране Центр помощи ветеранам АТО.

О работе обладминистрации в те годы бывший советник главы ОГА Юрий Голик написал книгу Бесконечность не для слабаков. В ней описываются все проекты, а их более 2 тыс., реализованные в 2015-2019 годах в Днепропетровской области.

Об одном из них в интервью Информатору рассказал другой советник главы ОГА Иван Начовный, которому пришлось с нуля создавать систему помощи ветеранам войны за независимость.

Статус УБД и бюрократический ад

С апреля 2014 года я служил в 93 бригаде командиром танкового взвода, замкомандира танковой роты по работе с личным составом. 26 марта 2015 года демобилизовался и столкнулся с проблемой: мы с сослуживцами никак не могли получить свидетельство участника боевых действий (УБД).

Я вел блог о военной жизни на сайте, где и написал об этом. Этот текст опубликовал Юрий Бутусов на Цензоре, его прочитал министр обороны Полторак, очень возмутился и пригласил на беседу меня и командование части.

– Приходим. Мы стоим, Полторак сидит. И спрашивает: кого мне нужно уволить за безобразие? Я отвечаю: дело не в конкретных людях, а в неотстроенной системе. Сидели там в кабинете известный волонтер Бирюков, бывший министр обороны Кузьмук. Министр при них поручил все дела по 93 бригаде рассмотреть в течение недели.

Волонтеры, которые помогали нашей бригаде, привезли в Минобороны целый бус коробок с документами – 1 230 дел! До этого они безуспешно крутились по чиновницким кабинетам много месяцев. Мне пришлось организовать выпуск этих корочек. С управлением по кадрам министерства, с демобилизованными офицерами бригады, при активной помощи их жен, мы все сделали в срок!

История получила огласку. И меня пригласили в Днепропетровскую облгосадминистрацию, которую только-только возглавил Валентин Резниченко. Они тогда собирали вокруг себя активных людей.

Горячее лето 2015

В облгосадминистрации я познакомился с Андреем Курляком и Юрием Голиком, который занимался в облгосадминистрации стратегическими вопросами. Было понятно, что дембеля возвращаются к мирной жизни. У них проблемы. Ими надо заниматься. А вот как заниматься – никто не знал.

Особенностью команды Резниченко было умение смотреть в будущее и начинать решать вопросы еще до того, как они стали явной проблемой. Я интересуюсь стратегическим мышлением, люблю делать прогнозы и видеть ключевые точки. И в этом мы совпали.

В мае 2015 года после недельных консультаций и мозговых штурмов пришла идея создать Центр помощи воинам АТО. А так как я в тонкостях госслужбы “ни бум-бум”, помогать мне в этом начала Наталья Шулика.

У нас получилось хорошее сотрудничество: она умеет разговаривать с чиновниками, а я – с пришедшими с войны дембелями. Собрали со всего здания мебель, забрали из кабинета Резниченко телевизор, на котором крутили ролики на входе в центр, украсили стены яркими плакатами и начали работу.

Мы создали общественную организацию воинов АТО, члены которой начали активно помогать работе центра. Мы за лето объездили все районы Днепропетровской области. Встречались с главами райгосадминистраций, с представителями социальных служб, ветеранами, переселенцами, чтобы из первых рук выяснить проблематику. За это лето мы собрали команду и точно поняли, чем надо заниматься и как это делать.

Что такое центр помощи воинам АТО

Первое, что мы делали: снижали градус напряженности. Людей, вернувшихся с войны, отличает обостренное чувство справедливости и высокий уровень агрессии. На войне понятно, где добро, зло, друзья, а где враги.

Кроме того, есть привычка выполнять приказы и решать конкретные четкие задачи. Вернувшись на мирную территорию, человек попадал в ситуацию неопределенности. Когда не было рядом ни откровенных врагов, ни верных друзей. Когда приходилось встречаться с непонятной бюрократической системой, искать работу. Это часто провоцировало агрессию, которая выливалась в первую очередь на членов семьи или случайных прохожих.

Мы сами такие же, из-этой же среды. Мы с волонтерами центра сначала внимательно изучили закон о гарантиях социальной защиты ветеранов войны, а потом прошли все бюрократические процедуры, которые предусмотрены для ветеранов АТО, чтобы получить все, что было нам обещано.

Испытав все это на себе, мы, с одной стороны, смогли давать четкие рекомендации, как нужно поступать. А с другой – благодаря влиянию ОГА оптимизировать некоторые процессы. Уткнувшись в стену, как в вопросе с получением земли, мы нашли человека, который отлично разбирался в ситуации и был готов взять на себя эту работу.

– Столкнувшись с тем, что все эти годы бойцы добробатов не получали УБД, мы оформляли им свидетельские показания, с которыми они шли в суды и отстаивали свой законный статус. Большая и тяжелая работа была с семьями погибших.

Мы добились того, чтобы все семьи погибших и инвалиды I и II групп получили квартиры, полностью закрыли их потребности по земельным участкам. Кроме того, мы создали систему районных центров помощи бойцам АТО. И если где-то возникала проблема, оттуда ее немедленно передавали на уровень области и оперативно решали.

Отладив автоматическое решение самых серьезных проблем ветеранов, мы сосредоточились на социализации вернувшихся из АТО и на создании в обществе позитивного образа защитника, настоящего патриотического воспитания, а не той профанации, которую иногда под этим понимают.

В рамках этой концепции мы создали Музей АТО, установили самый большой украинский флаг в Днепре, создали Аллею памяти возле облгосадминистрации, провели несколько фестивалей Песни, рожденные в АТО, запустили масштабный фотопроект Заради них и многое другое.

Музей АТО

В 2014 году практически в каждой школе Днепропетровской области появились уголки, посвященные АТО. Волонтеры и ветераны помогали собирать их экспозицию. И возникла идея создать большую экспозицию, посвященную этим событиям.

Я хотел сделать это в помещении Музея Комсомольской славы. А рядом развернуть выставку военной техники. Привезти из зоны АТО не просто тубус, а подбитый танк, например.

Дальше возник вопрос, кто будет этим заниматься? Я же не музейщик! Я могу только экспонаты с востока привезти! И тут я вспомнил про своего сослуживца историка Олега Репана, который к тому времени тоже уже вышел на дембель.

По Facebook мы сдружились с Юрой Фаныгиным, который водил экскурсии по Днепру. И вот сотрудничество дембеля, гражданского волонтера, опытного музейщика Капустиной при поддержке чиновников из облгосадминистрации, таланта Юрия Голика, который нашел финансирование проекта, позволило сделать музей таким, каким мы видим его сейчас.

Песни, рожденные в АТО

Идея концертов началась с песни Сльози серця Ивана Стратиенко. Наталья Шулика решила, что она может стать основой для концерта. Разрабатывая концепцию этого фестиваля, очень хотели, чтобы он не превратился в подобие фестиваля Афганский ветер.

Я познакомил Наталью с творчеством моего сослуживца Владимира Щипака (Пожарный). Он обычные песни перекладывал на юморной лад и очень этим нас веселил. Я показал его старый ролик с Youtube, залитый еще в 2014 году.

Мы решили такими песнями разбавить минорные композиции на военную тему, чтобы получился концерт, на котором люди не будут взахлеб рыдать. Моя роль была в том, чтобы непосредственно приглашать в проект исполнителей.

– Но каждым делом должен заниматься профессионал. Только так оно будет успешным. Юрий Голик познакомил нас с таким человеком – Владимиром Кочубеевым. Этот луганчанин вытянул на себе весь фестиваль. Техника, сцена, поселение, вся эта колоссальная работа была на нем.

Первый фестиваль проходил за меценатские деньги (львиную долю в него вложили Валентин Резниченко, Юрий Голик, которые всегда первыми поддерживали большинство наших инициатив). А второй и третий – за деньги областного бюджета, при помощи тендера ProZorro.

Заради них

Этот проект должен показать участников АТО как обычных людей. Это не атланты, не герои. Это люди, которые ходят на работу, растят детей, заботятся о родителях. Этот проект должен показать, ради чего наши герои пошли воевать.

Это фотопроект, в котором мы делали фотографии ветеранов с детьми, с любимыми, с родителями. Были серии Ветеран на работе, Ветеран в спорте. Также мы делали фотографии семей, один из членов которых погиб в АТО.

Делали мы фотосессию с ветеранами двух войн: Второй мировой и нынешней. Интересно было послушать, как общались бойцы разных поколений. Как оказалось, у них общие ценности.

Мы каждый год выпускаем альманах, в котором показываем истории 10-15 бойцов из Днепропетровской области. В этом году этот проект выиграл конкурс общественных организаций и получил финансирование областного совета. Он пошел в регионы.

– Мы выпустили альманах бойцов Днепропетровского района. 10 фотоисторий бойцов из этого района. Альманах отдали в садики, школы, библиотеки района, чтобы люди видели своих земляков, которые встали на защиту Украины. Зачем им смотреть на Начовного, если у них есть свои ветераны?

Мы бы хотели сделать такие истории обо всех районах Днепропетровщины. Более того, сейчас мы участвуем в конкурсе Министерства ветеранов. Если победим, проект станет всеукраинским. Таким образом мы сможем создать свой набор фотопродукции, которую можно будет использовать в самых разных ситуациях.

День памяти 8 мая – фото ветеранов двух войн. 1 июня – ветеран с детьми. При этом каждый район сможет получить качественные фотографии именно своих защитников. На бордах в социальной рекламе они будут производить куда большее впечатление, чем абстрактные плакаты с цветочками или бесплатными фотографиями из интернета.

Таким образом мы создаем позитивный образ ветерана: не аватара, не убийцы, а обычного человека, потратившего часть своей жизни на защиту родины. Именно это и является патриотическим воспитанием: нужно дать возможность ребенку гордиться своим отцом или матерью.

Днепропетровская область как бельмо на глазах чиновников

Как команда Резниченко была белой вороной среди всех облгосадминистраций, так наш Центр помощи бойцам АТО стал бельмом на глазах чиновников со всей Украины. К нам приезжали высокие гости из Киева, видели, что у нас это все работает. Осенью 2015 года вышел указ президента Петра Порошенко, который обязывал чиновников создавать такие центры по всей Украине.

– Мы общались с коллегами из других регионов и можем сказать, что лучше нас организовать эту работу не получилось ни у кого. У нас сложилась уникальная ситуация, которую нигде больше не смогли повторить.

У нас были все три составляющие успеха: желание власти (в лице Валентина Резниченко и его советников Юрия Голика, Андрея Курляка) эффективно решать проблемы ветеранов; сами ветераны, готовые помогать друг другу; и волонтеры, гражданские люди и нечиновники, готовые быть связующим звеном между ветеранами, властью и обществом.

Мы, ветераны, со своей военной выправкой, видим одну сторону ситуации, иногда с недоверием относимся к гражданским и чиновникам. И очень важно, чтобы были люди, готовые нам помогать. В Днепропетровской области они были.

В других областях какое-то звено выпадало. В Киеве не хватало поддержки власти, готовой этим заниматься. Когда понимание пришло к чиновникам, они не смогли наладить контакт с ветеранами. Когда смогли это – оказалось, что каждый столичный волонтер видит себя исключительно генералом и никак иначе.

Как оценить результат?

Насколько эффективной была эта система, пусть каждый решает сам. Но, на мой взгляд, то, что в Днепропетровской области не было акций протеста АТОшников, не было гневных писем, жалоб в разные структуры, постов в соцсетях или расследований в СМИ, не было толп страждущих и миллиона звонков в Центр помощи, что говорит о его эффективности.

Свою задачу я видел в том, чтобы ни один участник боевых действий в Днепропетровской области не был забыт. Чтобы он мог обратиться либо в государственные органы, либо в районный Центр помощи, либо к таким самым, как он участникам АТО, членам общественной организации.

Читайте: В Украине с нуля строят четырехполосную трассу с Днепра до Решетиловки – Голик

– В каждом районе у нас появились активные дембеля, которые были готовы выделять свое личное время и тратить его на помощь другим ребятам. Очень приятно, что 99% членов этих общественных организаций не пошли в политику. Мы понимаем, что у каждого из нас могут быть свои политические предпочтения, но они никак не должны отражаться на этой работе.

Центры помощи АТО – вне партийных брендов. Это уберегло нас от внутренних конфликтов, которые имели место в других областях. В Днепропетровской области за эти годы не было ни одного массового выступления ветеранов.

В других областях мы видели и пикеты облгосадминистраций, и землю, которую ветераны высыпали на столы чиновников. Мы разве что пару раз тихо занесли венки в Госгеокадастр. И все наладилось. Выделив самые важные точки напряжения, мы смогли так отладить процессы, что они ушли в автоматизм.

При этом не только в Днепропетровской области, но и по всей Украине. Мы ничего военного не сделали: просто прочитали закон и показали, как его надо реализовывать.

Напомним, за четыре года во главе Днепропетровской ОГА Валентин Резниченко реализовал около 2 тыс. социальных, инфраструктурных, экологических, образовательных и энергосберегающих проектов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка