PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

Спасают одних, но подвергают опасности других: карантинные ограничения, которые более полутора месяца действуют в Украине, обнажили еще одну, не менее опасную чем коронавирус проблему — онкобольные люди не могут получить медицинскую помощь, потому что банально не способны доехать до больницы. Эту ситуацию медики уже называют бомбой замедленного действия.

Дело в том, что пациентов с онко в Украине очень много — около 1 млн 300 тыс. Ежедневно к ним добавляются еще 450 человек. Выживет больной или нет зависит от того, как быстро поставят диагноз и начнут лечение. Нельзя ни медлить, ни прерывать процесс. Что же происходит на самом деле, можно понять на примере Черкасской области.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

В области проживает 40 тыс. онкологических больных., 13 тыс. из них ежегодно должны пролечиться в стационаре областного онкодиспансера, остальные приезжают на контрольные обследования, чтобы вдруг не упустить рецидива — это возвращение болезни. Так, по крайней мере было раньше.

Читайте: Ежегодно 65 тыс.: сколько украинцев умирают от рака и как это предотвратить

Сейчас же в заведении говорят: с тех пор как объявили карантин — ситуация каждый день хуже. Если раньше пациентов даже в коридорах размещали — мест просто не было — то сейчас каждая третья кровать — свободна. То есть, 150 из 450 имеющихся.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

Люди берут паузу не только в осмотрах, они останавливают лучевую или химиотерапию. А этих нескольких месяцев перерыва может оказаться достаточно, чтобы пропустить раннюю стадию рака или дать возможность второй стадии перерасти в третью или четвертую, когда лечение сложнее и дороже, а шансы выжить меньше.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

— Последние 20 лет такой ситуации как сейчас не было. На количестве пациентов не сказывались ни морозы, ни снегопады или другие природные катаклизмы. Наибольшая угроза сейчас в том, что за несколько месяцев проволочек опухоль может наделать большой беды и тот пациент, который не имеет возможности добраться до специализированного медучреждения, может заплатить высокую цену за эту паузу карантинную, — говорит директор Черкасского областного онкодиспансера Виктор Парамонов.

Большинство пациентов Черкасского областного онкодиспансера — пенсионеры без собственного транспорта и денег на такси. Такие как Лидия Казмирук. На днях она перенесла операцию, на которую добиралась на попутках, потому что живет в 70 км от Черкасс.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

— Это очень трудно в моем возрасте и с моим здоровьем. Сначала я искала телефоны, просила людей из села, которые могли привезти. А раз ехали с сыном попутно, так мужчина, который подвозил, даже денег не взял. Дай ему Бог здоровья за это, — рассказывает Лидия Казмирук.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

А Геннадий Дудник, который живет в 50 км от Черкасс, не знает, как после двух недель лечения вернуться домой:

— Я попросил одного товарища, чтобы он меня сюда привез, а добираться обратно не знаю как, потому что сейчас желающих ездить в период карантина очень мало, — рассказывает Геннадий.

Виктор Парамонов признается, что следует искать выход из транспортного коллапса, который возник из-за коронавируса:

— Мы не собираемся устраивать соревнования, какой диагноз важнее, что должно быть на первом месте, что на втором — это параллельные процессы и они должны идти параллельно. Коронавирус — это инфекционное заразное заболевание, онкология — это большая медико-социальная проблема и при любых обстоятельствах мы должны использовать все возможные средства, — говорит глава учреждения Виктор Парамонов.

Похожая картина и в столичном Национальном институте рака, стационар которого рассчитан на 650 коек. Сейчас он заполнен лишь наполовину, а в заведении всего 320 пациентов. По такой же пропорции уменьшилось и количество тех, кто обращается в поликлинику.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

— Есть проблемы с транспортом и, к сожалению, они касаются и наших пациентов также, но мы подбираем сейчас для них лечение так, чтобы можно было некоторые курсы пропускать. То есть, те пациенты, которые получали поддерживающую терапию, или те, кто получали профилактическую терапию, они могут подождать 60-70 дней.

Это соответствует международным рекомендациям. Тех, кто нуждается в госпитализации, мы, конечно, берем к себе, предварительно консультируя онлайн. Из нашего опыта, 90% из них находят возможность доехать, — говорит и.о. генерального директора Национального института рака Александр Яцына.

44-летняя женщина из Ужгорода, которая пожелала остаться неизвестной, среди тех, кому лечение рака молочной железы отложили, поскольку она не способна доехать до Института рака, написала следующее:

— Онкобольницы в Ужгороде хорошего нет, из ближайших только Львов, но туда тоже надо ехать автомобилем, денег на бензин нет. Кроме того нужна выписка из Киева, получить которую физически не могу, — признается женщина.

Вот еще несколько вопиющих историй людей, которые столкнулись с онкологией, о том, как они пытаются добраться до медучреждений.

26-летняя киевлянка Александра Задорожных, которая сейчас находится в ремиссии после тяжелого изнурительного лечения меланомы, рассказала, что на осмотр к дерматологу 16 км вынуждена ехать на велосипеде. Пропустить его — большой риск.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

39-летняя женщина, которой 2016 года поставили диагноз рак молочной железы третьей стадии, пожелала остаться неизвестной, но вот что рассказала:

— Сейчас я в ремиссии, но принимаю препараты поддерживающей терапии, которые для меня жизненно необходимыми. Их получаю в Онкоцентре. Денег на такси у меня, живу на пенсию в 1638 грн, поэтому вынуждена ходить пешком. Останавливаюсь отдохнуть у каждой лавки. К кардиологу было направление, но поликлиника в центре и до нее добраться теперь не могу. Терапевту написала в Viber, но она не отвечает.

Еще больше женщину беспокоит, что в мае у нее должно быть обязательное для онкопациентов плановое обследование — УЗИ молочных желез, маммография и рентген легких. Только после этого ей продолжат выдавать препараты. Оно так же должно быть в поликлинике, в которую сейчас физически не способна попасть.

— Каждый день им приходится делать выбор между тем, как добраться до больницы, как им по дороге не заболеть коронавирусом и как спасти свою жизнь. Государство должно им в этом помочь, — говорит председатель ОО Cancel/R Инесса Матюшенко.

Інеса Матюшенко

Инесса хорошо понимает ситуацию, в которой оказались украинцы, которые борются с раком. Несколько лет назад она сама одолела лимфому. Сейчас ее общественная организация и еще 14 общественных организаций, фондов, групп поддержки и сообществ в сфере взрослой онкологии с просьбой помочь онкологическим пациентам сохранить жизнь в условиях пандемии обратились в Министерство здравоохранения, Министерства социальной политики, Кабинет министров Украины и Подкомитет по вопросам профилактики и борьбы с онкологическими заболеваниями ВРУ.

Читайте: Почему нужны тесты на коронавирус и какая ситуация с ними в Украине Из-за коронавируса онкобольные и люди с редкими болезнями остались без лекарств Онкология, грипп и ДТП: от чего украинцы умирают чаще всего

Среди ключевых вопросов — именно ограничения передвижения, повлекшее прекращение терапии и плановых клинических исследований. Тем более, с промониторених активистами сайтов 28 онкоцентров в Украине, информация о карантине есть только на двух.

— Рак не дает в кредит время, он не может пойти на карантин до 11 мая. Онкологические пациенты нуждаются в неотложной или плановой медицинской помощи здесь и сейчас. Почему мы это делаем?

За все время карантина не было ни одной официальной коммуникации, брифинга, обращение или постановления о том, что власть понимает проблемы и потребности онкопациентов и готова им помочь. Карантинные меры введены для того, чтобы сохранить жизнь людей, но не ценой других, — говорится в обращении.

В Национальной службе здоровья Украины в ответ на обращение предложили провести круглый стол, профильный Подкомитет ВРУ попросил вмешаться президента Владимира Зеленского. Что касается МОЗ — там выдали рекомендации онкобольницам, как действовать, а вот подвоз своими хлопотами там не считают. Вот что сказала на одном из ежедневных утренних брифингов заместитель министра Ирина Микичак:

— Обращение мы получили. Я в постоянном контакте с руководителями онкодиспансеров и мы уже наладили коммуникацию, направили рекомендации, как действовать в условиях карантина. Преодоление коронавируса — это общая ответственность не только медицинской сферы, а и ответственность и солидарность общества, в котором живет пациент и нуждается в помощи в той или иной степени.

Мы неоднократно уже обращались и письмами, и на конференциях, и на уровне президента на селекторных совещаниях с председателями ОГА о том, что органы местного самоуправления, ОТГ должны позаботиться о подвозе пациентов.

В отделении онкогематологии Национального института рака, где на время карантина пришлось отложить даже несколько трансплантаций костного мозга, пытаются организовать подъезд пациентов с помощью неравнодушных.

На втором месте по уровню смертности: онкобольные не могут добраться до больниц

— Если критически важно для нас, чтобы пациент доехал, мы даже ищем в социальных сетях машины, чтобы помочь добраться до нас, — рассказывает врач-гематолог Евгений Кущевой.

Что же касается решения централизованного проезда, о котором говорили в Минздраве, к нему решили прибегнуть в Черкассах, где тревогу забили сами врачи. Последнюю неделю в ОГА советуются, как его организовать. Уже решили, что это будут специальные медицинские маршруты. Людей из отдаленных сел за счет местных общин должны подвозить к дорогам областного значения, откуда их будет забирать специальный транспорт. Правда, дату первого рейса там пока назвать не могут. Неизвестно пока и то, где еще в Украине такие маршруты обсуждают.

В то же время, согласно последним данным Госстата, онкология остается на втором месте среди причин смертности украинцев. За первые два месяца 2020 года рак унес жизни 13 451 наших граждан.

Ирина Заславец

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка