PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Как заказывали пиццу в терминал, отмечали Новый год и обороняли ДАП – воспоминания киборга

В этот день, пять лет назад, завершились бои за Донецкий аэропорт, оборона которого продолжалась 242 дня. За это время, по разным данным, более 200 бойцов погибло, а еще 500 были ранены.

Напомним, 16 января Украина отмечала День памяти киборгов – военнослужащих, добровольцев, волонтеров и медиков, которые в 2014-2015 годах защищали Донецкий аэропорт.

Факты ICTV пообщались с Николаем Тихоновым – в 2014 году, уйдя с должности председателя Оболонской РГА, он поехал служить добровольцем в подразделение Карпатская сечь. Защищать Донецкий аэропорт он прибыл как раз на новогодние праздники.

Микола Тихонов

Фото: Николай Тихонов

Об обороне ДАП, условиях пребывания в холодном терминале, Новом годе под обстрелами и “подарках” от врага Николай Тихонов рассказал в интервью Фактам ICTV.

Дальше – прямая речь.

Психологические атаки от врага и оборона ДАП

Когда ты только туда заезжаешь, такое впечатление, что все снаряды и пули летят именно на тебя. Уже потом понимаешь, что стреляют в другое место.

Читайте: День памяти киборгов – в Украине чествуют подвиг военных

Оборона нового терминала заключалась в том, что мы удерживали треть первого этажа, которая была в завалах. Мы сидели в засаде и отстреливались от тех, кто на нас нападал.

Работа заключалась в чередовании по два часа на наблюдательной позиции. Если видишь, по кому стрелять – стреляешь. Все просто.

Нас каждый день обстреливали. Ночью запускали “блуждающий танк”. Это такая психологическая атака – заводили танк, чтобы он гарцевал вокруг терминала, а мы все время ожидали, когда он будет стрелять. Это очень действует на нервы.

Еще был снайпер, стрелявший в одну и ту же точку. Мы его называли Барабашка, потому что он ночью “стучит”. Стрелял в одну и ту же колонну, а пуля рикошетила и такой неприятный звук давала.

Жили мы в небольшом пространстве. Одно-единственное место, где еще были перегородки – хозяйственное помещение. Мы там спали, отдыхали, оттуда выходили на боевые позиции. Хотя это условно, потому что нужно было пройти метров 15-20, и то уже была импровизированная боевая позиция.

Микола Тихонов

Фото: Николай Тихонов

Терминал был настолько поврежден и разрушен, что там даже углубиться нельзя было.

Подвал мы не контролировали. Оттуда мы постоянно слышали звуки – там были враги. Уже потом мы поняли, что они закладывали взрывчатку. Когда это все произошло, меня уже там не было.

В терминале было очень холодно, до -30°C. Это такой собачий холод, зуб на зуб не попадает. Там есть вообще не хотелось.

От главы РГА до добровольца в Песках

Я принимал активное участие в Майдане, потом четыре месяца был по так называемой квоте Майдана главой Оболонской РГА. После увольнения решил идти на фронт.

Сразу после Майдана, 3 марта, я уже был в военкомате. Я три раза к ним ходил и просился, но что-то не складывалось – то мобилизации не было, то мое дело не могли найти, то моя специальность не подходила.

Вот я приобрел “броник”, каску, взял продукты, сел в машину, а у меня тогда была Таврия, и поехал к ребятам. Если меня не берут официально, то поеду в добровольческое подразделение.

В конце ноября я уже был в Песках на боевых позициях. Там я проходил курс “молодого бойца”.

Сначала Пески мне казались таким страшным местом, там постоянно были обстрелы, но когда я вернулся из аэропорта, все было наоборот. Там хоть можно было свободно перемещаться.

Все, что можно было взять – 30 патронов и четыре магазина

В новом терминале уже находилось двое наших с Карпатской сечи, а 30 декабря надо было их менять. Я вызвался.

30-го утром пошел снег и стало гораздо холоднее. Хотя перед этим было более или менее нормально.

Донецький аеропорт

Фото: GettyImages

Нас посадили в грузовики, и мы выдвинулись на блокпост за Авдеевкой. Уже месяц наших пропускали по договоренности – сколько людей выходит, столько и заходит.

Было указание – брать только 30 патронов и четыре магазина. Никаких гранат, тяжелого оружия, потому что нас обыскивали.

Они рылись в наших вещах, смотрели, что мы везем. Это такой позор. Мало того, что обыскивают, над тобой еще смеются. Говорят – Пацаны, с Новым годом вас, увидимся.

Мы до последнего думали – доедем или нет. Нас могли в любое время остановить и сказать – Все ребята, приехали. И чтобы мы могли сделать? Ничего. Уже когда на взлетно-посадочную полосу выехали, поняли, что нас пропустили.

По договоренности, час-два нас не обстреливали, чтобы мы успели выгрузиться. Нас оставили у нового терминала, выгрузили замерзшую воду в бутылях, а потом грузовики быстро поехали к башне.

Донецький аеропорт

Фото: GettyImages

Машина с дровами тоже туда. А новый терминал – это совсем новое здание, только стекло, бетон и гипсокартон. Там даже топить было нечем.

Новый год в аэропорту и “подарки” от врага

С 11.00 до 1.00 я был на боевой позиции. В Новый год по российскому времени, в 11.00, они нас “поздравили” – постреляли по нам.

Когда я пришел с позиций, для меня ребята оставили полглоточка шампанского, которое они умудрились провезти.

И еще у нас было целое ведро оливье, которое нам передали волонтеры. Оно было полностью замерзшее, мы его ложкой выдалбливали.

На Сочельник так же. Ребята на башне даже колядовали, видео снимали.

Хотелось позвонить родным, но связь была плохой, и я никому не говорил, где я нахожусь.

СМС от боевиков и лед вместо воды

Генератор мы включали только в световой день – с 8.00 до 16.00. Когда он работал, можно было что-то подзарядить. Но было настолько холодно, что даже батарея не заряжалась – надо было телефон класть в рукавицу, чтобы он нагрелся.

Есть не очень хотелось, только пить. Но поскольку мы ничего не могли растопить, вся вода замерзла, в кружку просто лед засыпали.

Микола Тихонов

Фото: Николай Тихонов

Они контролировали все – сколько у нас патронов и боеприпасов, какое количество людей, в каком они состоянии. Нам на телефоны приходили СМС вроде – Что вы делаете, сдавайтесь, вас ждут дома. Это говорит о том, что там работали средства радиоэлектронной разведки.

Как мы там развлекались? Звонили, чтобы нам пиццу привезли в новый терминал. Или в 02 звонили, а соединяли тогда уже с милицией “ДНР”. Мы говорили им – Знаете, здесь какие-то люди в аэропорту с оружием, приезжайте, разбирайтесь.

Самое приятное – восход солнца

Я пробыл там неделю. Это относительно недолго. 6 января нас вывезли. Это были уже последние разы, когда по договоренностям пускали.

Когда выезжали, также было напряжение – неизвестно, что у них там в голове. Хотя на обратном пути нас не обыскивали.

Когда я уехал, радовался. Я хоть солнце увидел, потому что мы жили в потемках. Кстати, самый приятный момент там – это восход солнца.

Читайте: Пока у нас не было еды и воды, в Киеве шел парад - интервью с генерал-майором Гордийчуком Импровизированный спортзал и психолог. Как бойцы ВСУ поддерживают здоровье на передовой Пуля прилетает быстрее звука. Как ВСУ спасаются от снайперов на передовой

Добровольцем в АТО я пробыл до конца лета 2015 года. Военкомат меня вспомнил только в 2017 году, призвав на службу офицеров запаса. Я перевелся в десантные войска в 81-ю бригаду, которая, кстати, тоже воевала за Донецкий аэропорт. Второй раз отслужил 18 месяцев.

Год назад я уволился с ВСУ. Но если надо будет пойти в третий раз, пойду.

Общалась Лилия Ященко 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка