PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Какого вреда нанес карантин для малого и среднего бизнеса в Украине — Чижиков

Карантин суммарно продлился в Украине 2 месяца – с 16 марта по 12 мая. После начался период послабления. Это довольно солидный отрезок времени и ни для кого не секрет, что за этот период большой урон получил как отечественный бизнес, так и наемный труд.

И пока эксперты и экономисты пытаются высчитать, какой урон понесет Украина от неизбежного экономического кризиса, в Торгово-Промышленной палате оценивают итоги экономического урона – и рассматривают нынешние проблемы как пролог к чему-то новому, что позволит Украине выйти из тяжелого положения. Президент ТПП Геннадий Чижиков считает, что в кризисе надо искать не только негативные, но и позитивные стороны.
Геннадий Чижиков

Когда мы говорим о трудовых потерях, счет идет на миллионы

— Насколько серьезны кризисные явления, которые спровоцированы коронавирусом?

— Явление системное, мы впервые столкнулись в нашей истории, в современной истории независимой Украины с тем, что кризис происходит не только в экономике, но и в целом в жизнедеятельности человека. Это накладывает отпечаток. Дискуссия идет очень серьезная, в том числе и в обществе, что важнее – здоровье людей или богатство. Есть шутки по этому поводу, хотя, конечно, совсем не до шуток. Можно пошутить конечно, в том плане что богатыми стать мы всегда успеем, а здоровье вряд ли поправим… Поэтому, кажется мне, здоровье должно быть главным достоянием нашей страны, и это диктует ряд решений. Мы видим, что многие национальные и региональные проблемы сошлись вместе. Ввиду тех ограничений, которые введены правительством и Радой, так получилось, что оказались остановлены именно те отрасли, которые обеспечивают жизнедеятельность человека. Магазины, кафе, рестораны, театры.

— Насколько серьезны потери отраслей малого и среднего бизнеса? Можно ли их высчитать?

— Да, это привело к большим потерям. Мы с коллегами немного задумались, как измерить эти потери? Мы же не задумываемся о влиянии малого бизнеса на нас, вот сходили в парикмахерскую, или, например, встретились в салоне где-то… а вот например парикмахерские и салоны красоты в Украине теряют суммарно больше 1 млрд грн в месяц. Задумайтесь, это только парикмахерские, казалось бы! Всего лишь одна отрасль. А она связана с деятельностью 60-70 тыс. человек по стране. Поэтому переплетение двух проблем – как защитить здоровье граждан и как защитить бизнес – распутать очень сложно, и тут страдают все. Всего в карантинных отраслях, которые пострадали от карантина, работают более 400 тыс. предпринимателей – это торговля, сфера услуг. Но это не все, потому что надо учитывать сферу неформальной или теневой экономики. Общий подсчет показал, что суммарно это затронуло 600 тыс. малых предприятий/предпринимателей.

— Но потеря бизнеса ФОПом – это не только бизнес. Это таке потеря работы и им, и тем, кто с ним работает…

— Да. Безработица тоже довольно масштабна. На учете у нас формально 360 000 человек, но по статистике мы видим, что у нас нетрудоустроенных почти полтора миллиона человек, и если добавить сюда еще тех, кто временно нетрудоустроен оказался в период карантина, мы получим цифру в 2 – 2,2 миллиона человек. А если сюда добавить тот факт, что до 5 миллионов человек у нас сейчас в (вынужденных — Ред.) отпусках, и прибыло несколько сот тысяч заробитчан, то мы увидим, что картина очень серьезна. Мы прекрасно понимаем, что ограничения по транспорту очень сильно бьет по многим предприятиям, которые просто не могут доставить своих сотрудников. Все это также приводит к усложнению платежей за коммунальные услуги, мы это уже проходили.

Может повторится кризис 2014 года, хотя вероятность невысока

— Насколько все эти проблемы, недовыплаты налоговых поступлений и зарплат, снижение покупательной способности, скажутся на ВВП?

— Это скажется на ВВП. По разным расчетам это, в зависимости от развития сценария, ВВП может упасть от 4 до 9% в год. Это достаточно большая сумма для нас.

— Большой разброс. 9% — что-то подобное мы видели в 2014 году, когда рухнуло, на фоне войны и кризиса, практически все.

— Кризис может получится серьезным, если все пойдет по негативному сценарию. К счастью, сейчас большинство прогнозов говорят о более позитивных вариантах – падение составит в районе 4-5% ВВП. Хочется верить в это. Но это все зависит от того, насколько все слаженно будут взаимодействовать. Сейчас, как бы ни просто эти звучало, все находимся в одной лодке — правительство, бизнес, бизнес-ассоциации.

— Украина как государство может помочь бизнесу? Что сделать в ее силах?

— Мы не США или Великобритания, где есть сильные рычаги помощи бизнесу. В том числе и эмиссионные.  Вот президент США говорит, что на борьбу с последствиями влияния вируса будет выделено $2,2 триллиона. Великобритания говорит про $333 млрд. Но что говорить об этих странах. Посмотрите на наших соседей. Казахстан выделит на антикарантинные меры выделит $10-15 млрд, из них на помощь малому бизнесу – полтора. Польша более €50 млрд выделяет на эту помощь. Но это зависит от уровня экономики страны. Большинство стран, в том числе и мы, думаем не только о том, как пройти эти испытания, но и о том, что делать дальше. Это уже вопросы экономического кризиса, и это большой вызов для каждой экономики.

Читайте: Выйти на четвертый этап невозможно — Аристов о плане выхода Украины из карантина

— На что Украине нужно ориентироваться? Какие тренды послекризисного мира мы увидим?

— Надо двигаться от общего к частному. Мы говорим, что Украина – часть глобальной экономики. Так вот одним из итогов этой пандемии, и это уже сейчас видно, будет то, что многие экономики будут закрываться. Каждая экономика будет все больше рассчитывать на свои собственные силы, а значит, будут потери в торговле, и к этому мы должны быть готовы. Кроме того, будет делаться акцент на развитие местных товаров и местных услуг, это будет своеобразный акцент на кастомизацию.

— Что коронавирус и кризис нам оставят навсегда? Удаленка – это временно, или насовсем?

— Те привычки, которые сейчас закладываются, например, в виде электронной торговли, останутся. Наши опросы показывают, что это действительно так, это действительно один из вариантов выхода из кризиса. С точки зрения развития рынка недвижимости, да, наверное в ближайшее время много площадей будут невостребованы. Будет больший спрос на небольшие универсальные площади для приобретения специалистами, под студии. Для нашей экономики будет как и раньше важен экспорт, это одно из важнейший направлений развития и поддержке экономики. С точки зрения малого бизнеса, будет большим акцент на онлайн-формы, так как за этот месяц соответствующие привычки у большинства граждан укрепились.

Малому бизнесу придется стать более солидарным

— Как следует вести себя бизнесу в этих условиях? Что ему делать, если помощи ждать неоткуда?

— Сразу после карантина экономика подсядет, и оборотные средства будут скудны. Соответственно, важна будет экономия средств. Онлайн — это форма удешевления коммуникаций, а с другой стороны, онлайн – это более точечная форма взаимодействия с клиентом, и вот эта клиентоориентированность – один из трендов нашего будущего. Бизнес становится все более клиентоориентированным, кроме того, бизнес ищет все больше возможностей для коммуникации, взаимодействия, особенно у малого бизнеса. То есть, для выживания бизнес вынужден будет искать больше путей для взаимодействия. Мы изучали этот опыт что важно —  в таких странах как Германия или Италия, после Второй мировой войны малый бизнес тоже проходил это. Предприниматели видели, что без доверия друг к другу работать будет сложно. Украина подходит к тому моменту, когда бизнес будет больше доверять друг другу, будет создавать общие проекты, и это будет фактором выживания бизнеса, как малого, так и среднего.

— То есть, по сути, Украина получит в итоге революцию “третьего сословия”, или малого бизнес-класса…

— Мне это напоминает ситуацию в акционерном обществе, когда большая часть акций у малого и среднего бизнеса, а права голоса они не имеют. Думаю, ситуация будет меняться, роль малого бизнеса и с политической точки зрения и с социальной будет возрастать. Мы много говорим об экономике, но не замечаем, что такие кризисы, как сейчас, много меняет в ментальности, в по доходах.

То, что сейчас произошло, во многом меняет подходы, в бизнесе и обществе, что касается взаимодействия с людьми, поддержки. Человек выходит на первое место. Несколько лет назад мы увидели как все большее число людей стало выезжать на заработки за границу, и обратили внимание на это, увидели, что самым важным нашим ресурсом являются люди. Теперь, во время эпидемии, мы увидели, что нам врачей не хватает. Я думаю третий момент будет во время прохождения экономического кризиса– мы еще больше поймем роль малого бизнеса как основы формирования рабочих мест и самореализации каждого человека. Это будет определять изменения и ментальности и ценности в обществе. Так что обратной стороной наших проблем является изменение нас, украинцев. И роль малого бизнеса будет все больше расти.

— Понятно, что помощи изнутри ждать неоткуда – спасение утопающих, — дело  самих же утопающих. А что по внешним займам? Заимствования МВФ могут смягчить удар?

— Вопрос внешних заимствований важен, и тут не нужно быть большим экспертом. То, что появилось много экономистов, которые советуют включать станок и печатать….

— Эмиссия не вариант?

— Нет. Знаете, кто прошел 90-е, прекрасно понимают следующее – такая эмиссия приведет к гиперинфляции, а гиперинфляция приведет к страданиям тех, кто меньше всего защищен. Но помощь внешних займов – это сигнал и для инвесторов. Для нас важной задачей также является формирование новой инвестиционный модели, чтобы стать привлекательными для инвесторов.

Общался Сергей Костеж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка