PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Лищина: наше правительство не сделало ничего для поддержки отечественного производителя

В начале мая Национальный банк объявил, что ограничительные меры, связанные с карантином, и сокращение глобального спроса приведут к падению валового внутреннего продукта Украины во втором квартале этого года на 11%. При этом государство продолжает делать крайне мало для того, чтобы защитить украинского производителя от демпинговых поставок из России и Беларуси.

Настоящие производители очутились как между молотом и наковальней. Один из таких промышленников – Сергей Лищина, совладелец завода Izovat и концерна Украинские лесопильни. Предприниматель в интервью нашему изданию рисует достаточно драматичную картину происходящего в отрасли строительных материалов.

Сергей Лищина уверен, что даже при самом благоприятном раскладе, если пандемия завершится в ближайшее время, восстановить спрос можно будет не раньше конца года. Государство, в целом, может помочь отрасли. Но для этого необходимо защищать украинского производителя и способствовать росту производства.

— Как повлияет пандемия Covid-19, карантин и кризис на строительную отрасль?

— Резко отрицательно. Расхлебывать экономические последствия влияния пандемии на строительную область мы будем еще очень долго. Причем проблемы длятся уже не первый год. Если посмотреть на товары, которые производят компании, к которым я имею отношение, например, теплоизоляция, то и в 2019 году динамика спроса была отрицательная.

В основном, это было из-за избирательной кампании, а также крайне значительного укрепления национальной валюты во второй половине года. Особенно сильно укрепление гривны повлияло на снижение спроса в сегменте строительства многоэтажного жилья, застройщики не снижали цены в гривне при ее укреплении, а покупатели замерли в ожидании снижения цен и девальвации.

Зато несколько стабилизировался спрос в четвертом квартале в сегменте реноваций зданий за счет разблокирования средств госбюджета после выборов. А вот сегмент промышленного строительства показывает практически нулевую динамику, что говорит о крайне низкой инвестиционной активности в Украине.

— Что с этим годом? Стало лучше?

— За счет роста доходов населения у нас были ожидания роста спроса в 2020-м в сегменте DIY, то есть частного строительства и реновации старых зданий при активизации работы Фонда энергоэффективности. Вместе с тем мы предполагали продолжение стагнации в сегменте нового жилья до конца третьего квартала и оживление только в четвертом, конечно же это могло произойти при стабилизации курса гривны на определенном уровне.

Очевидно, что снижение учетной ставки Национального банка также повысило бы доступность ипотеки и снизило привлекательность депозитов и вложений в ОГВЗ, что положительно повлияло бы на спрос. В общем, ожидания были умеренно оптимистические. И кстати, действительно в первом квартале мы наблюдали положительную динамику спроса.

Началось новое строительство, хотя, к сожалению, это произошло в большей степени благодаря теплой зиме, спрос более равномерно распределился по обычно не сезонным месяцам, а также, как я упоминал ранее, начала девальвировать гривна. Частное строительство DIY – этот сегмент показывал хороший рост вплоть до введения карантина.

Covid-19 привел к почти полному закрытию торговых точек по продаже строительных материалов. Сейчас правительство изменило свой подход и, как мы знаем, магазины, реализующие стройматериалы, открыли, но мы пока не почувствовали хоть какого-либо увеличения спроса, — продолжил Сергей Лищина.

— Чего вы ожидаете далее?

— Думаю, что сейчас никто не в состоянии предсказать сценарий развития строительного рынка в 2020 году, не только в Украине, но в мире в целом. Все будет зависеть от того, как быстро мировые экономики справятся с последствиями пандемии, да и вообще насколько долго еще затянется нынешний карантин.

Будем надеяться, что это завершится в мае. Тогда можно будет рассчитывать на оптимистический сценарий: все дружно начнут работать и наверстывать упущенные темпы за февраль-май.

— Удастся ли при этом увеличить спрос?

— Если будут задействованы монетарные методы стимулирования спроса, то можно еще надеяться на значительный скачок спроса и, как следствие, восстановление цен по некоторым сегментам, особенно где существует ограниченные производственные мощности (я имею в виду каменную вату). При таком варианте мы можем увидеть положительный рост спроса на теплоизоляцию по итогам 2020 года.

— Каковы шансы на это?

— Если честно, то надежды мало. Вряд ли правительство Украины и Нацбанк примут решительные меры, как в Европе и США по монетарному стимулированию. Они будут опасаться значительного роста инфляции, да и возможностей для дополнительного вливания ликвидности в экономику у них наверняка нет.

Если еще и начнется вторая волна карантина, тогда можно предположить, что спрос упадет наполовину, и 2020 год мы потеряем, потому что восстановление спроса в этом случае начнется только с весны следующего года.

— Увы, есть еще один фактор неопределенности на рынке каменной ваты – прогнозная цена на нефть до конца года. В теплоизоляции, как известно, два конкурирующих направления – минеральная изоляция и полимерная. Полимерная изоляция – это производная нефти и природного газа.

При значительном падении стоимости нефти и падении спроса на основной продукт переработки (топливо), поставщики нефти усилят предложение к производителям нефтехимии; тогда вполне вероятно значительное снижение стоимости полимерной изоляции. Хотя надо отметить, что и цена на каменноугольный кокс, который мы используем при производстве каменной ваты, тоже повторяет динамику нефти с опозданием на 3-6 месяцев. То есть через некоторое время мы поймем, в каком направлении в теплоизоляции будет происходить более активная динамика снижения стоимости сырья.

Нужно отметить, что если цены на газ и нефть будут крайне низкими, стимулы производить утепление будут уменьшаться. Ну а если карантин зацепит еще и лето, причем не только в Украине, но в той или иной мере в разных странах, то спрос может упасть и до 70%. Тогда нам придется уповать только на спрос со стороны реновации старых зданий за счет бюджета и грантовых средств ЕС.

— Что происходит с деревообработкой?

— Что касается деревообработки, то тут ситуация гораздо более печальная. В целом, эта область промышленности очень сильно пострадала в результате пандемии. Масштаб проблем очень разный в зависимости от конкретной специфики конкретных рынков, на которые ориентируется наша продукция. Наиболее сильно пострадал рынок мебели и, соответственно, производители ДСП и ДСП ламинированного.

Основной причиной было, конечно же, закрытие мебельных магазинов в Украине и Европе. Если, например, в Германии в магазинах сегмента DIY спрос хоть как-то поддерживался, то в Украине рынок реализации мебели был практически ликвидирован из-за запрета продаж в торговых точках. Как известно, украинская торговля мебелью базируется на отечественном цикле производства от дерева в лесу до готовой продукции.

Поэтому удар был нанесен также по сотням тысяч задействованных в мебельном производстве производителей ДСП, фанеры, лесозаготовительных предприятий, производителей упаковки, логистических фирм, производителей электроэнергии.

Читайте: Власть должна поддерживать крупный украинский бизнес – Сергей Лищина

— Ранее украинским производителям активно мешал работать импорт, который продавали по демпинговым ценам. Как обстоят дела сейчас?

— Сейчас ситуация только усугубилась. Из-за девальвации рубля резко выросли поставки продукции из РФ, что еще больше бьет по отечественному производителю. Например, с конца 2018 года РФ запретила ввоз ДСП и ДСП ламинированного из Украины, запрещен даже транзит этих товаров. В ответ наше правительство не сделало ничего для поддержки отечественных производителей, которые потеряли потребителей в Средней Азии. Согласитесь, это полнейший абсурд: со страной-агрессором в годы войны мы так еще не работали. В итоге российская ДСП беспрепятственно поставляется в Украину, чем усугубляет положение местных производителей.

Такие же невеселые дела и в фанерной отрасли. Та часть фанеры, которая шла на производство мебели, резко перестала пользоваться спросом, только немного теплится жизнь в сегменте, предназначенном для строительства, и то для продукции, в основном, идущей за рубеж. Но и там деловая активность падает, просто темпы падения не настолько резкие.

Ну и конечно же никуда не делись демпинговые поставки, которые осуществляет Беларусь. Но в нашем государстве до этого никому нет дела. Мы устали стучаться в пустую стену, все наши обращения, похоже, просто выбрасываются.

— Хорошо, а что происходит с лесопильнями?

— Продажи лесопильной продукции на этом фоне также падают. Здесь темпы падения немного меньше, при условии, если предприятия имеют широкую мировую географию продаж. Это связано с разными этапами развития пандемии в странах, и, соответственно, с разными ступенями ограничений.

В целом, тенденция тут тоже крайне негативная: ряд европейских производителей уже остановились или объявили про запланированные многомесячные остановки своих производств. Можно сказать, что кризисная ситуация в деревообработке только усугубляется и, по нашим расчетам, еще даже не достигла своего дна.

— Каков ваш прогноз?

— Как я уже сказал, в это трудное время позитива очень мало. Предвидеть развитие ситуации очень сложно, а свет в конце туннеля еще не появился. Закончится пандемия коронавируса в ближайшее время – заработает экономика, вырастет покупательная способность населения и все встанет на свои места в определенную последовательную цепочку, когда успешно продаются или сдаются уже построенные квартиры, офисы, торговые центры.

Тогда, очевидно, и наша продукция будет востребованной. Нам остается только запастись терпением и подождать.

Напомним, ранее мы писали, что на борьбу с распространением острой респираторной болезни Covid-19 уже потрачено более 1,8 млрд грн бюджетных средств. Об этом сообщает пресс-служба Министерства финансов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка