PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТЫ iPad / iPhone ФАКТЫ Android

Потеря Стокгольмского иска и миллиардные убытки – Коболев об отделении ГТС по схеме Кабмина

Глава НАК Нафтогаз Андрей Коболев в эксклюзивном интервью Фактам ICTV рассказал, почему Украина может потерять миллиарды вследствие неправильного отделения оператора ГТС в независимую структуру и в чем преимущества модели, которую предлагает Нафтогаз.

Потеря Стокгольмского иска и миллиардные убытки – Коболев об отделении ГТС по схеме Кабмина

В рамках внедрения европейского подхода Украина обязалась отделить оператора ГТС (газотранспортной системы) в независимую структуру. Он будет независимым от Нафтогаза, в составе которого сейчас находится, и от любых воздействий. Этот процесс отделения называют анбандлингом, то есть разделением транспортировки, хранения, добычи и продажи газа между различными органами.

Впрочем, правительство и Нафтогаз имеют различные подходы к реорганизации.

Кабмин намерен осуществить ее по OU-модели (оwnership unbundling). В этом случае с функцией транспортировки газа из Нафтогаза будут полностью выделены и соответствующие активы – газотранспортная система.

Глава Нафтогаза Андрей Коболев убеждает, что лучше будет применить ISO-модель – (Independent system operator), то есть создание независимого оператора, который будет пользоваться ГТС на правах концессии.

Читайте: Новая формула расчета газа и возможное повышение цен в январе – Коболев

Андрей Коболев дал эксклюзивное интервью журналисту Фактов ICTV Алексею Савицкому, где объяснил, почему модель отделения газотранспортной системы (анбандлинг), которую предлагает Кабмин, приведет к убыткам около $12 млн и потери Стокгольмского иска, а также объяснил преимущества отделения по модели Нафтогаза.

Кабмин настаивает на своем. Есть ли у вас понимание, чем может закончиться эта эпопея с анбандлингом и по какому сценарию дальше будут разграничивать нашу ГТС?

В чем мы глубоко убеждены и о чем мы еще раз напоминаем и предупреждаем – это о последнем абзаце постановления Кабмина о том, что ни в коем случае нельзя навредить Стокгольму (иск в Стокгольмский трибунал, – Ред.).

Я в очередной раз повторяю эту мысль, которую понимают наши юристы, наши европейские партнеры о том, что не использовав механизм ISO-модели (независимого системного оператора, – Ред.), не выбрав этот путь, который и политически будет более простым, Стокгольм будет потерян.

Нафтогаз потеряет возможность судиться с Газпромом на компенсацию более $12 млн. Более того, риск потери доходов 2018-2019 года от транзита миллиардов долларов. Этот риск является неприемлемым.

Со своей стороны, Нафтогаз все, что нужно для отделения системы, сделал. Мы сделали нового независимого оператора, туда переведены люди, там работают новые процессы. Эта новая компания, де-факто, руководит всей работой ГТС (газотранспортная система, – Ред.) Украины. Она готова к выходу из группы Нафтогаз.

Думаю, что очень важно не спешить с выводами, которые сделало действующее правительство и прошлые парламентарии – они не хотели принимать окончательно этот закон. Давайте спросим у нового парламента – готовы ли они рисковать такой суммой средств, которая среди прочего будет означать, что Газпром сможет отказаться от нашего транзита, сделать краткосрочный контракт на один год и затем уйти из Украины.

Принять ту модель, на которой настаивает правительство – это пас Газпрому. Это отказ от защиты интересов Украины.

Не говоря о Нафтогазе и деньгах. Это потеря транзита. Я буду об этом говорить, потому что это подтверждено фактами, выводами юристов, это понимают все игроки газового рынка. Как только из Газпрома эту угрозу убрать, никаких переговоров не будет.

То есть, технически вы готовы. Остаются только законодательные изменения. Верите ли вы, что их можно принять к осене-зиме этого года?

У меня есть очень большие надежды по поводу нового парламента. Я очень положительно оцениваю то, что люди не боятся учиться.

Я читаю в сети критику, негативные комментарии по поводу того, что происходит в Трускавце, меня это очень сильно удивляет. Для меня это признак того, что есть большая новая команда людей, которая желает разобраться, чтобы действовать в интересах страны. И это, действительно, большой шанс.

У нас есть еще четыре месяца – за это время процедура позволяет завершить анбандлинг по предложенной нами модели, которая позволяет сохранить Стокгольмский иск.

Для этого нужно принять только один закон. Проект этого закона уже был внесен в парламент. И, напомню, он уже прошел первое чтение. Вот что важно.

Иностранные компании уже закачивают в наши подземные хранилища газ. Если мы проведем анбандлинг, они смогут закачивать значительно больше и по такой модели быть нашими партнерами. Все ли это  преимущества вашей версии анбандлинга?

Наша версия анбандлинга предусматривает дополнительный комфорт для клиентов украинского подземного хранилища газа. Рекордная цифра иностранцев – почти 1,5 млрд кубометров закачанных в течение одного сезона.

Понимая, что там есть узкие места через Газпром, которые будут открыты в течение следующего года, после изменения транзитного контракта и они получат возможность закачивать 10 млрд кубометров газа в украинские хранилища, им для этого нужна финансовая устойчивость и четкое понимание партнера.

Как показала практика, в части подземных хранилищ газа Нафтогаз является приемлемым партнером – нам доверяют, нас понимают, и они видят те изменения, которые мы сделали за пять лет.

Хранилища газа могут быть для Украины интересным и перспективным бизнесом. Если тенденция к летнему падению цены из-за давления LNG-поставки в Европу будет продолжаться. Наше ожидание, что так и будет.

Подземные хранилища газа будут входить в структуру прошлого оператора или это будет отдельный оператор?

ПХГ нельзя смешивать с новым оператором. На то есть много причин. Если смешать хранилища и нового оператора, чего в Европе как правило не делают, будут большие проблемы с привлечением зарубежного инвестора.

В наших хранилищах есть много проблем. Есть история разбаланса газов Фирташа, разбаланса газов с Укрнафтой, конфликты с другими держателями газа. Если смешать эти конфликты с новым оператором, то он становится токсичным. Привлечь иностранного партнера станет невозможно.

Новый оператор должен быть среди прочего очищенный от проблем прошлого, поэтому был выбран путь отделения ПХГ в отдельную компанию.

ПХГ – еще одна компания?

Мы предлагаем оставить в группе Нафтогаз. И мы можем продемонстрировать, в чем смысл как для государства, так и для рынка и для зарубежных партнеров.

Цифра 1,4 млрд – иностранных владельцев газа. Вдобавок к этому примерно 4 млрд – это просто частные компании. Это рекорд последних многих лет.

Напомним, ранее Андрей Коболев назвал дату переговоров о транзите газа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Загружается…

Вверх Вверх
Вверх

    Нашли ошибку в тексте?

    Ошибка