PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТИ iPad / iPhone ФАКТИ Android
Мстислав Казаков
Автор: Мстислав Казаков

Смерть Человека Поступка

Достаточным поводом для праздника смерти теперь становится лишь смерть Человека Поступка, а не простого Постороннего.

Наблюдая сегодня собиравшихся на похороны бойца АТО людей в соседнем дворе, вспомнил про такую мистику низкого сорта, как дворовые похороны в девяностых. Не знаю, как сейчас, но лично я давно уже таковых не наблюдаю, когда собирается весь дом и провожает какого-нибудь человека, малоизвестного, ничем не отличившегося при жизни, просто жившего рядом с ними. А раньше помню и у меня во дворе, и вообще по городу, и на трассе Чернигов-Киев в селах по проезжей части ходили процессии, создававшие пробки из-за однополосного движения и того, что процессия двигалась с лошадиной упряжью впереди.

Что ни говори, а это было своего рода Событие, своего рода petite célébration de la mort (или как оно там правильно?) для смертных. Духовное питье, взбадривающее их общительность, веселящее их досуг, утоляющее их жажду. Напоминание того, что вот эти вот все люди – маленькая общность. Иллюзия сопринадлежности, наличия друг друга у самих себя: пусть даже встречались они только на похоронах и пьянке после них (даже если они не ехали с родственниками на кладбище), они впрягались, несли венки, несли чушь, не зная ничего о человеке даже, скидывались иногда на гроб, оркестр и бензин, чего не делало само государство (если человек был стар, одинок и не имел родственников).

Маленький праздник смерти, метафизические проводы смерти, коснувшейся некого микрокосма кузьмичей, сосуществующих друг с другом по воле ЖЭКов, распределений от государства, случайностей и архитектуры сел и городов. Они, все вместе, представители (пока еще) жизни, выносят нечто, ставшее Вещью, переставшее быть живым, утверждая свою собственную жизнь, доказывая смерти, что они простудятся еще не на одних похоронах, доказывая свое здоровье, вливая в себя неограниченные количества водки и поглощая вредную еду.

У меня, честно признаюсь, подобные похороны всегда вызывали некую сладостную волнительность. Особенно, когда хоронили бомжа, жившего в моем подъезде и которого мы (маленькие ублюдки) раньше доставали, а еще еврея-эпилептика из соседнего подъезда. Невзрачные, мрачные, убогие людишки, но какая магия смерти витала тогда во дворе! И мама запрещает смотреть в окно – “примета такая”. Но ты все равно смотришь. Или просто выходишь и путаешься между людьми, наполненными каким-то особым “электричеством”. Чувствовал, наверное, будучи маленьким ублюдком, свое превосходство над этими всеми хоронящими, которые ближе к могиле не на один десяток лет, чем я! И при этом сам процесс завораживал. Все спонтанно, не сговариваясь, но всегда одинаково. И, вроде бы, грустно, но знаешь точно, что эта дворовая кузьмичная кататония – лишь временность, а завтра все снова побегут очень быстрым шагом по своим делам. И покойник, в новой одежде, причесан, вымыт, виновник праздника, появляется лишь на мгновение, а затем, до конца всей процессии, скрывается, как король в государстве с конституционной монархией.

Я спрашивал себя: где все это сейчас? Наверное, отчуждение, Интернет, цинизм современных людей и низкие зарплаты у бюджетников убили эту традицию 90-х (хотя не исключаю, что есть места, где она еще жива). И достаточным поводом для праздника смерти теперь становится лишь смерть Человека Поступка, а не простого Постороннего.

Источник: Facebook.com

Якщо побачили помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту і натисніть Ctrl+Enter.

Вгору Вгору
Вверх

    Знайшли помилку в тексті?

    Помилка