PCEtLSDQndC1INC00L7QsdCw0LLQu9C10L3QsCDRgNC10LrQu9Cw0LzQvNCwIGZ1bGxzY3JlZW4gLS0hPg==
ФАКТИ iPad / iPhone ФАКТИ Android
Євген Якунов
Автор: Євген Якунов

Путин хочет оживить мумии “ХНР” и “ОНР”

Нам ужасно хочется мира. И кремлевский клоп, напившийся нашей крови, это понимает и выбирает момент.

Боюсь, придется стоять до конца…

Почему боюсь?

Лет десять назад в Праге один местный историк сказал: Чехия за всю историю не выиграла ни одной войны. И, тем не менее, сохранила свою самобытность, свое государство, свою культуру…

Может быть, это особенность Чехии. А может быть, такова специфика всех европейских войн. Во вторую мировую немало стран, чтобы сохранить людей и инфраструктуру, капитулировали перед Гитлером. В том числе и Франция.

Ее нынешний президент и земляк маршала Петена Франсуа Олланд, наверное, тоже считает, что ничего плохого не будет, если Украина пойдет на весьма невыгодный, но сохраняющий жизни мир с Путиным. Кремлевский карлик ведь пока еще не пустил на нас всю мощь своей армии, а так, лишь сапогами в сенях топчется.

Но мы–то знаем: пусти российские сапоги на порог, и последуют – выжженное Поднепровье, как месть за бунт Мазепы, полчища Муравьева под Киевом, 1933 год… И не только мы это знаем, но и все, кто имел счастье задыхаться в объятиях имперских тиранов. Страна самых больших в мире пофигистов Финляндия в 1940 году положила почти 2% населения, отчаянно отражая атаки Советов.

Почему? А потому, что одно дело – европейские войны, а другое – саранча…

Мы сами понимаем, что бесконечная война с Россией невозможна. Теория неумолима: в лобовом «размене» людскими и техническими ресурсами у страны, где запас этих ресурсов меньше – нет никаких шансов. Потому вопрос – где остановиться, это наш вопрос.

И он не прост. Да, нам всем ужасно хочется мира. Это правда. И кремлевский клоп, напившийся нашей крови, это понимает и выбирает момент. Под аккомпанемент российских «градов» и при посредничестве евротяжеловесов предлагает нам этот мир. За небольшие уступки. Какие? Ну, например, референдум о федерализации…

Казалось бы, тут Путин просчитался. После всего того, что он наделал, подавляющее большинство украинцев проголосует за унитарность страны, за евроинтеграцию и единый государственный язык. Порошенко озвучил свою уверенность в этом. Скажу больше, если сейчас поставить на референдум вопрос о вхождении в НАТО, то и он наберет большинство голосов украинцев.

Но тут-то и кроется подвох. Путину не важно, что скажет Украина. Ему необходимо продавить нужный России результат лишь в двух городах – Одессе и Харькове. Вы думаете, при Кернесе и Труханове, при затаившейся пятой колонне и поддержке российских СМИ это невозможно? И если и там и там, не дай Бог, большинство, пусть даже в один голос, выскажется не так, как вся страна – это станет поводом для Москвы говорить о «двух Украинах», двух этносах, двух цивилизационных выборах. Референдум-то наш будет – легитимней некуда.

Понятно, что за этим последует – оживление мумий ХНР и ОНР…

Следующее. Немедленные местные выборы по украинскому законодательству, идея которых так понравилась Меркель, Путин одобрил. Почему одобрил? А потому, что проведут их не на оккупированной территории, а по областям в целом. Даже изрядно обезлюдевшие Донецк и Луганск имеют достаточно пророссийского электората, чтобы под контролем сепаратистов легко добиться большинства в облсоветах, а значит, взять под контроль и неоккупированную территорию. То есть, предлагается мирным путем отдать Путину то, чего он добивается войной.

О последствиях иждивенческого финансирования оккупированных территорий говорилось уже много. Пойти на это – значит заполучить паразита, какую-нибудь омелу или заразиху, зеленеющую за чужой счет.

И как цену за «мир» нам придется проглотить слова Олланда о том, что он не видит Украину в НАТО и спрятать подальше наши звездно-синие флаги, с которыми выходили на Майдан.

А ведь это еще не все. Ибо «мир» по-путински – это значит, отказаться от Евросоюза и искать крышу в Москве. Это значит, вернуть на постаменты памятники Ленину, разрешить в Киеве Пореченковых и Охлобыстиных. Это значит, отказаться от украинского языка в восточных областях. Это значит, вернуть Азарова и Януковича, если не в качестве «технического» правительства, то как персональных пенсионеров, доживающих свой век в Межигорье и Конча-Заспе.

И самое главное, что все это может не принести нам мира. Потому как главная цель Путина остается прежней. И ее он озвучил, выступая в Турции: «НАТО обещало прекратить расширение на восток, но не сдержало своего слова… Западные страны пытались нарушить культурные, экономические и политические связи России и ряда стран бывшего СССР, также без учета интереса других сторон».

Иными словами, пока западные страны не будут «учитывать интересы» России в восстановлении «ее культурных и политических связей со странами бывшего СССР» (то есть реставрации неоколониализма), Путин будет воевать.

Пойдут ли Обама, Меркель, Олланд на эти условия? И если пойдут во имя мира, то примет ли их народ Украины?

Возможно, часть украинской элиты – да. Вспомнив слова Остапа Бендера о том, что «надо отдать часть, чтобы сохранить целое». Как это сделал Маннергейм в 1940 году, отдав Сталину Карелию, чтобы сохранить Финляндию. Или, может быть, как Лукашенко и Назарбаев, поступившиеся суверенитетом, чтобы сохранить внешнюю целостность государств.

Но Маннергейм был великим полководцем, и обескровленная Финляндия всецело доверилась ему. Александр же Григорьевич и Нурсултан Абишевич сами лучше своего народа знают, что ему нужно. Нашим же вождям придется спрашивать разрешения у людей, у нации.

И может случиться, что то, о чем договорятся Меркель, Олланд, Путин и Порошенко, для большой части нашего народа окажется неприемлемым. Как предательство Майдана, как попытка доказать, что Небесная сотня ушла в небо напрасно. И после подписания на всех уровнях множества протоколов выйдет на люди такой себе Владимир Парасюк и скажет, как год назад: «Никакой мировой с диктатором не будет».

И что тогда делать?

Единство страны может проявиться в войне двояко. Либо вся нация соглашается на мир, каким бы тяжелым и позорным он не был. Либо по умолчанию готовится умереть, но не сдаться. Худший вариант, это если полстраны выбросит белый флаг, а половина продолжит воевать.

Вряд ли мы в Украине, где человеческое достоинство за последний год стало главной ценностью, вряд ли мы сможем остановить героев. А потому боюсь, несмотря на все и всякие соглашения, и быть может брошенные за несговорчивость европейскими союзниками, мы всем народом вынуждены будем стоять до конца. И те, кто за честь, и те, кто за мир.

И коса-таки найдет на камень. Потому что на кону будет стоять многое. Для России – право называться сверхдержавой. Для Украины – право оставаться державой. Вот только Россия, проиграв, останется просто державой, обыкновенной, как все. А мы как государство исчезнем. И потому у нас нет другого выхода кроме победы.

Источник: facebook.com

Якщо побачили помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту і натисніть Ctrl+Enter.

Вгору Вгору
Вверх

    Знайшли помилку в тексті?

    Помилка